Историки и краеведы: публикации
      Евпатория: интересное
      Евпатория в книгах

Г. Алукер "Евпаторийская городская больница от Земства до наших дней"

Г.Л. Алукер - ЕВПАТОРИЙСКАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА ОТ ЗЕМСТВА ДО НАШИХ ДНЕЙИсторико-документальное исследование.
Евпатория 2009 г.

Эта книга рассказывает о становлении городской медицинской службы в Евпатории. Книга была выпущена к 140-летию Евпаторийской больницы. Сейчас трудно найти ее в бумажном варианте. Автор, Григорий Львович Алукер, любезно предоставил эту книгу для публикации на сайте по истории Евпатории.

Все права на книгу принадлежат автору.
Перепечатка книги запрещена.

В 2003 году Евпатория отметила 2500 лет основания. Было много публикаций об истории города, разных сторонах его жизни, от далекого прошлого до наших дней. Однако о медицине города в доступных публикациях почти ничего. А если учесть, что большая часть жизни автора была связана с этим городом и его медициной, становится понятным, откуда эта навязчивая мысль, а почему не попытаться приоткрыть и эту страницу в истории города.

Как и когда она появилась? Как развивалась, удовлетворяя запросы жителей? Кто ее представлял? Как исторически складывались взаимоотношения трех основных участников медицинского действа – БОЛЕЗНЬ – БОЛЬНОЙ - ВРАЧ – в разных исторических и социально-экономических реалиях.

Для этого обратимся к старым пожелтевшим страницам, к воспоминаниям современников, к отчетам чиновников тех лет, к народной памяти горожан и попытаемся мысленно воссоздать прошлое города через призму врачевания. Вспомнить о людях определявших лицо городской медицины – их имена, их труд, проходивший на уровне самоотдачи.

Итак, вглубь веков! Когда-то, в далекое время, людьми облюбован «…кусок земли…», расположенный на стыке теплого благодатного к людям моря и безбрежной степи, в ожерелье соляных озер. Степи, столь буйной и яркой весной, богатой летом и осенью и очищаемой холодными ветрами зимой.

По этой обширной Крымской степи, проходили, сменяя друг друга, многие народы. Они воевали между собой, покоряя, и освобождая друг друга, а порой и сливались между собой.

Оставляя за скобками этого исследования исторические и археологические изыски, будем констатировать, что именно на этом «клочке земли» оседало все больше людей, для которых эта земля становилась малой Родиной.

Расцветая и приходя в упадок, строясь и разрушаясь, меняя социальный строй, и, если хотите, хозяев и названия: Керкинитида – Гезлев - Евпатория, оставался этот «клочок земли» животворным очагом на окраинах огромной Отоманской империи, иго которой продолжалось около 3-х столетий. В 1783 году, во время присоединения Крыма к России город Евпатория составлял особое каймаканство (губернаторство). Через год, 8 февраля, Именным Высочайшим указом повелено было Таврическую область разделить на семь уездов: Симферопольский, Левкопольский, Евпаторийский, Перекопский, Днепровский, Мелитопольский, Фанагорийский.

Евпатория в составе России

Екатерина Великая воскрешая город во вновь приобретенной стране «процветавший в древности… имела ввиду высокую благоденственную цель возродить с древними именами и те благоденствия которыми город некогда наслаждался..».

Мы, что называется, прикоснулись к истории города в период конца 18 века, понимая, что медицина появиться тогда, когда станет востребована, и дальше будет развиваться вместе с городом являясь его инфраструктурой. А может быть она уже нужна?

Посмотрим, что пишут современники «… проходя по базарным улицам города Вы содрогнетесь при взгляде на ужасающую уродливость, калечества и другие печальные зрелища, из которых большая часть есть следствия невежества, упорно следующего старине, вопреки ощутительной пользы медицинских пособий…» Значит нужна! Что же из нее нужно в первую очередь. А вот и документальный ответ «…в 1832 году утвержден штат Евпаторийского карантина, стоящий казне 170 144 рубля». Значит, первый запрос сделала на себя инфекция. Чтобы это понять посмотрим на город глазами современников, путеводитель Сосногоровской «… Евпатория портовый и уездный город при Черном море, жителей имеет 8 000 человек, несмотря на свою непривлекательную внешность и на малонаселенность, считается, не без основания, одним наиболее важным торговым Крымским портом…». Раз нам указывают на «внешность», посмотрим на нее более подробно, пройдемся по улицам. «... Остается сказать о Евпаторийских путях сообщения. В дождь или после него, нельзя было положительно сделать несколько сажен, чтобы затем не останавливаться и не отбивать грязь от колес. Из них получались сплошные грязевые круги. Беспрестанно по краям дороги торчали сломанные колеса, валялись разъехавшиеся повозки. Погонщики немилосердно били несчастных лошадей, тянулись животные из последних сил, изнемогали и здесь же падали…»

Может это единичный эпизод? И не так все плохо с «внешностью». Но нет! В отчете доктора Копальского то же самое «… до моего приезда перепали дожди, и потому на этих улицах стояла непролазная грязь с большой примесью урины животных. На некоторых из них переход был абсолютно невозможным, так как они сплошь залиты водой, местами остается узкая покатая полоска земляного тротуара, которая предательски манит к себе отважного пешехода, обещая доставить его, хотя бы с большим риском, к намеченной цели путешествия…». Может быть, и не стоило столь много внимания уделять описанию «внешности», но понимая, что за ней в данном случае просматривается антисанитария, неблагоприятная внешняя среда, столь отрицательно влияющая на состояние здоровья человека. Это потенциальный источник инфекционных заболеваний и бытового травматизма. Известно, что на здоровье общества значительное влияние оказывает и это состояние окружающей среды и факторы риска, особенно в период трудовой деятельности. Они и предопределяют фактическое развитие медицины, как явления защиты. Итак, в каких условиях живет старая Евпатория - мы уже знаем! А как она работает? «…в течение долгих лет после покорения Крыма Евпатория представляла собой небольшой захолустный городок с пятнадцатью тысячами человек населения, жители которой вели главным образом торговлю солью, шерстью и пшеницей, и занимались рыболовством». Не безынтересно взглянуть на то как это происходило. Начнем с зерна…

Часть зерна для продажи в Евпаторию привозилась из прилегающих областей Новоросья, но значительная часть выращивалась в уезде. Всего вывозится через мелководную торговую гавань от 300 до 400 тысяч четвертей (1 четверть - 209,9 куб.дм - М.Б.) зерна в год. Привозят зерно в хлебные амбары у пристани, а морские суда стоят в трех кабельтовых (1 кабельтов это 185,2 м - М.Б.) от берега, и загрузка и перегрузка идет с помощью баркасов и лодок, поднимающих от 80 до 100 четвертей. Мысленно проследим путь одного мешка с зерном из прилегающих к городу хозяйств, по выше описанным улицам в приморские амбары. А далее по досчатым мостикам на плечах у грузчиков в баркасы и в море, где опять перегрузка в морские суда… кажется, уже слышен вызов травматолога! А перевозят и соль, до сорока пяти тысяч с лишним пудов (1 пуд - 16,38 кг - М.Б.) в год, и опять же с перегрузкой в море.

Через Евпаторийский порт идет торговля обработанными шкурами и каракулевыми смушками. Кто-то эти шкуры и смушки производит и обрабатывает. Только серого каракуля в год через Евпаторийский порт продается до 80 тысяч штук. И это не случайно. Взгляните на герб Евпатории, где изображена голова барана, чтобы понять, что овцеводство в частности каракулеводство, это целая отрасль производства и торговли. Между прочим, в литературе имеются указания на то, что каракуль, выращиваемый в Евпаторийском уезде (вокруг Донузлавского озера) отличается особым качеством и самое главное, в процессе воспроизводства не вырождается.

Вот уже есть обоснованная необходимость в появлении целого направления человеческой деятельности - медицины. Вот уже и первое упоминание о больнице «… из Богоугодных заведений существует больница на двенадцать кроватей, содержащихся за счет сумм Таврического приказа Общества призрения» (Краткая история Евпатории 1847 г. Новороссийский календарь).

Это совсем не значит, что учреждение образовано именно в этом году. Всего в системе Таврического губернского приказа было организовано тринадцать таких больниц, на 131 кровать. В некоторых городах (Евпатория, Ялта) они в дальнейшем будут называться отделениями.

Начали они создаваться в 1803 году. Одной из старейших в Крыму считается Феодосийская, известно, что в шести уездных городах эти больницы создавались одна за другой, почти одновременно – вот отсюда предположительно время создания такой больницы в нашем городе – второе десятилетие девятнадцатого столетия. В первое время ведущей фигурой в больнице является фельдшер (от немецкого слова «ножницы»), т.е. работник, имеющий мед.образование первой ступени, умеющий пользоваться простым инструментом для операции на коже и подкожной клетчатке при ранах и гнойных заболеваниях, а также владеющий методикой кровопускания и других процедур характерных для этой эпохи.

Основными пациентами таких больниц были преимущественно «казенные люди»: мелкие чиновники, нижние чины армии, арестанты, бродяги, бесприютные пьяницы, подобранные полицией. Так называемые «вольные»: мещане, купцы, ремесленники и другие – лечились амбулаторно у городового лекаря. Все, что перечислено, о такого рода больнице, относится и к Евпаторийскому отделению.

В отчете отделения за 1859 год находим «… в Евпаторийском больничном отделении Таврического приказа общественного призрения находились: члены инвалидской команды, пол бригады пограничной стражи, полицейской команды. В день им выделялось на содержание 64 копейки. Штаты: 2 служителя, 1 прачка, 1 кухарка, 1 фельдшер с окладом 10 рублей на два месяца…».

А самые ранние упоминания о работе этой больницы сообщают, что основной контингент больных – это инфекционные больные, идет информация о прививках против оспы, приводятся данные о родах принятых в ней.

Пришло время поговорить и о врачах, и мы уже знаем, что на их долю остаются те пациенты, которые не обслуживаются в больничном отделении. В 1856 году кроме штатного городового врача в городе работают: Павел Войналович – старший лекарь уездного участка, П. Суражилов – лекарь уездного участка. К 80-м годам этот список увеличивается: Биттнер К.И. – лекарь, карантинный агент, Криц М.Я. – лекарь Евпаторийского уезда, Попов С.И. – доктор медицины, карантинный агент, Сухачев И.С. – лекарь, военный врач при санитарной станции. Прициневский С.П. – лекарь, земской врач, Хаджи С.Г. – лекарь Евпаторийского земства. С каждым десятилетием увеличивается количество врачей и меняется именной список. Всех кого удалось установить поименно - постараемся озвучить.

В это же время в Евпатории работает, помогая лечить, так называемый «институт цирюльников». В пятидесятые годы их насчитывается десять человек, и только один Муртаза Момет Оглы имеет официальное разрешение (вероятно лицензию), список остальных затребован губернским управлением медицины и они ждут вызова в управление для «испытания».

Есть и еще одно место, где могут лечиться евпаторийцы, в то время это «минеральные грязи Сакского озера» (отчет городового врача).

Доктор Николай Оже

Ничего более конкретного о медицине этого периода установить не удается. Не густо! Однако город живет, воспроизводится, что-то производит, а главное – торгует. Выходит, что евпаторийцы с времен глубокой старины привыкают обходиться «малыми силами» в медицине. «Место такое уж благодатное, болезни если уж не обходят ее, то и больших бед пока не несут»… - так думают и пишут современники… «Евпатория приобрела репутацию здоровой местности. В самом деле, несмотря на полное пренебрежение жителей к предписанию гигиены, особых эпидемичных ситуаций, как эпидемия тифозных горячек, детской эпидемии – являются редко и течение их доброкачественное».

Этому находим подтверждение в официальных показателях смертности (количество умерших на 1000 жителей) опубликованных в 1910 году по городам России:

Москва -27,5

Варшава – 25,5

Одесса – 21,2

Евпатория – 18

Предположить, что в этих городах медицинское обслуживание было хуже трудно, так что же тогда? Можно думать о хороших климатических условиях, а можно предположить, что провинциальная Евпатория к этому времени еще во многом сохранила патриархальный уклад жизни, который уменьшал риск возникновения стрессовых ситуаций, что и возможно позитивно сказалось на здоровье и долголетии.

Вернемся к истории. Девятнадцатый век перешел в свою вторую половину, это время бурного развития и освоения Новоросья. Вместе со всем краем, с большой Одессой, с Севастополем и Ялтой, взбодрилась старая маленькая Евпатория. И описываемые выше медицинские учреждения, и выполняемые в них пособия не могли уже удовлетворить потребности общества. Медицинским учреждением, наиболее реально отвечающим запросам общества, в то время в России считалась Земская больница. Само понятие земство – это «… до революции: местное самоуправление в сельских местностях, с преобладанием дворянства в его органах. Губернское, уездное». А это в свою очередь значит, что раньше больницы - в городе должна быть организована Земская управа, и она создана в Евпатории в 1865 - 66 годах. Это и есть первый шаг к созданию Земской больницы.

Вторым и решающим шагом создания Земской больницы был приказ №834 Таврического Губернатора о передаче существующего больничного отделения евпаторийской городской управе. В приказе, предопределенно, что доходы и расходы уездных больниц Перекопска, Мелитополя, Феодоссии и больничных отделений Евпатории и Ялты, которые содержатся на собственные средства приказом Министерства внутренних дел и штаты на 1865 г. «…Во всем исключены и содержание этих заведений отнесены и представлены заботливости подлежащих городских обществ, по дальнейшему отпуску денег на содержание сказанных больниц…, чтобы поименованные больницы и больничные отделения, с имеющимися на лицо больными и имуществом, безотлагательно приняты местными городскими думами из наличущих их места и общества, нашли возможным продолжения содержания больных».

И в 1867 году вновь созданное отделение подчиняется Уездной Земской управе, а в 1868 году на базе этого отделения создана Земская Евпаторийская Уездная Больница.

Первой проблемой организационного периода стал подбор помещения под больницу. Последние годы своего существования больничное отделение находилось в снимаемом помещении – доме чиновника Миронова, но к 1866 г. дом обветшал и более 7 больных в нем не помещалось. Из предложенных вариантов съема помещения, Земство снимает под больницу дом Казначеева, арендная плата 240 рублей в год, а уже через год плата возрастает до 320 рублей. Земство согласно платить, препятствие преодолено, больница заработала.

«…На начало 1886 года больных в Евпаторийской земской больнице состояло 28 человек, прибыло 378, выздоровело 354, умерло 38, к 1 января 1887 г. состояло 24. Амбулаторных 3 648. Привито предохранительных прививок против оспы 1 160. На медикаменты и аптечные припасы для Евпаторийской больницы израсходовано 1 463 рубля… пользование каждого больного в больнице стоило в среднем 1 руб. – 1,75 руб. Число дней, проведенных в больнице 92 295, среднее ежедневное число больных было – 25».

А теперь самое время затраты на медицину сопоставить с общепотребительскими ценами, чтобы представить материальную базу больницы.

(1 фунт - 409,5 г - М.Б.)

Фунт ржаного хлеба – 4 коп.

Фунт масла коровьего – 40 коп.

Фунт сыру – 70 коп.

Рюмка водки – 8 коп.

Лошадь – от 35 до 70 рублей

Овца – 6-7 рублей

Кура – 35- 70 коп.

Кефаль (1 шт.) – 5-12 коп.

Гусь – 1руб. - 1,20 коп. и т.д.

Теперь, надеюсь, более понятны затраты на содержание больницы. Первыми медиками в больнице были:

Антонов К.Д. – городовой врач (по другим источникам он санитарный врач)

Битнер К.И. – санитарный врач

Гройзик И.К. – городской фельдшер

Невеселовская А.С. – городская акушерка

Цеценевский Ц.П. и Погоржельский А.А. – врачи земства

Культе И.И. – городской санитарный врач

В это же время лечением занимались вольноопределяющие врачи:

Ходжаш С.М., Криц М.Я., Попов С.И., Сигиз.

Непосредственно на участках (вокруг города) работали участковые земские врачи: Ивашкевич А.А., Фесенко Г.И., Лодзинский В.А.

Основными заболеваниями в больнице были инфекционные болезни, вероятно, в связи с этим в штатах больницы имеется санитарный врач (Битнер К.И.). Ему, как видно из документов, принадлежит значительное место в общем лечебном процессе.

Роль санитарии подчеркнута и тем, что при Управе создается Санитарно- Исполнительная комиссия. Не безынтересно ознакомиться хотя бы с одним протоколом ее заседания. Март 1899 года, разбираются вопросы: контроль за чистотой рынка, водовозок, привоз мяса с боен, а также контроль за лицами, приехавшими из Турции, Египта, Индии. Принимаются решения, пример: - просить у Думы взять на работу санитарных смотрителей. Вопрос решается положительно. Из следующего протокола узнаем: взято два человека с зарплатой 20 рублей в месяц. По остальным рассматриваемым вопросам выдаются рекомендации. С удивительным постоянством, из заседания в заседание, рассматривается вопрос о разрешении на занятие проституцией, имен с подробными анкетными данными.

Подобные списки приводятся и на тех, кто решил покончить с этой профессией, указываются мотивы прекращения деятельности, кстати, основным мотивом является – выход замуж. Просто удивительно, город такой маленький, а списки столь велики. Можно предположить, что порт работал с нагрузкой.

Хотя евпаторийцы и сопротивлялись, как могли, «… здесь не более 3-х публичных домов: жители города ( татары, армяне григорианского толка, евреи и караимы) не дозволяют увлечь себя в проделки безнравственности… цивилизация и прогресс европейцев еще не проникли в патриархальность означенных племен, населяющих Евпаторию, которые ведут совершенно азиатскую, затворническую жизнь».

Как видим, больница на этот период является своего рода медицинским центром, проводится: санитарная, противоэпидемическая и лечебная работы.

К началу восьмидесятых годов существующая коечная сеть уже не отвечает требованиям времени. Это отчетливо видно из переписки, возникающей между Уездным земством и городской Управой. В июне 1881 года Уездное Евпаторийское чрезвычайное собрание обращается в городскую думу : «…на двадцати кроватях земской больницы преимущественно пользуются городские сословия, и что нужно в городе строить особую больницу или пристраивать к Земской больнице еще десять кроватей на городские средства…». Ответ не заставил себя ждать, и построен он был в лучших бюрократических образцах, мол, городских больных там не много, да и у земства хватит «…средств содержать за свой счет», тем более, что земство не выплачивает какой- то налог. Конца этой переписке не найдено, и какова была бы судьба коечного фонда мы могли бы только предполагать, если бы не события, которые произошли в 90-х годах.

В августе 1893 года в земской больнице поочередно умирают двое больных. Посмертно диагностируется холера – так начинается эпидемия холеры в Евпатории. Незамедлительно начали проводиться организационные мероприятия, в том числе на помощь была вызвана бригада врачей из Одессы. Им была установлена зарплата 300 рублей в месяц, каждому. Во главе всей этой работы встала заразная больница во главе с доктором В.П.Керсновским. Были распределены обязанности между врачами.

Приезжая бригада вела прием в доме Джигита. Карантинный врач Попов С.И., тоже приглашенный, вел лечение на дому. Городской врач К.Д. Антонов лечил на дому больных лиц крымско-татарской национальности (плохо или совсем не владеющих русским языком). П.В. Керсновский – занимался лечением больных в стационаре, будучи заведующим заразной больницей. Криц М.Я. и Культе И.И. – санитарные врачи занимались эпидемиологией.

Описывается период эпидемии до 10 октября. За это время заболело 230 человек, умерло 86 человек (около 37%) для того времени, результат ликвидации эпидемии надо рассматривать как эффективный.

Сразу, еще в период ликвидации холеры, речь встала о противохолерном бараке, конкретно в его женской половине, и о его ремонте. Не будем забывать, что холерный барак это первое медицинское учреждение в городе. Уже заказан и выполнен проект на эти работы.

План холерного барака

Но судьбе было угодно, несколько изменить ход событий.

В годы, последовавших за вспышкой холеры в Евпатории, проверяющие, а среди них были и очень представительные чиновники часто посещают город. Вот как прошло пребывание одного из них. В июне 1898 года губернатор Таврический обращаясь к Евпаторийской городской думе, пишет: «…препровождаю при сем выписку из отзыва члена совета при министре внутренних дел, Генерального штаба генерал-лейтенанта Томича от 9-го июня, производившего 30-31 мая и 1 июня смотр Евпатории в санитарном отношении…»

Вот некоторые выписки из отзыва Томича на имя Таврического Губернатора: «… по своему полному неустройству обращает на себя особое внимание базарная площадь (район нынешнего трамвайного кольца на Эскадронной - М.Б.) … совершенно не имеется в наличии городского ночлежного приюта, поэтому устройство ночлежного приюта представляется безусловно необходимостью…, городское население Евпатории является не обеспеченным больничной помощью. Город посылает своих больных в Уездную земскую больницу, в которой на городские средства содержится всего лишь две кровати. Земская больница на 32 кровати, безусловно, не в состоянии удовлетворить потребности в больничной помощи городское население… Я убедился, при посещении этой больницы. В день моего посещения в ней находилось 37 больных, и даже пришлось отказать в приеме одного больного арестанта…». Вообще- то в записке перечислены многие отрицательные факты и особенно это касается антисанитарии.

При чтении этой записки возникает такое чувство, что генерал из Санкт-Петербурга приехал чистоту наводить! А ведь это так и есть. С начала описываемых нами событий проходит ВЕК, а Евпаторийская городская Управа в своем отчете за 1898 г. продолжает безрадостно констатировать «… главное неблагоустройство города, представляют собой городские грунтовые улицы, преимущественно в густонаселенной северной части. Улицы проходят по узким извилистым кварталам и поддерживаются путем выравнивания и засыпки в них выбоин и ухабов… и из года в год остаются загрязненными». Генерал же «главное неблагоустройство» нашел на базарной площади, а Управа считает что это «неблагоустройство» на улицах. Вывод напрашивается сам собой – плохо и там, и там. Так это видит и графиня Горчакова, которая в своих воспоминаниях о Крыме того же времени (непосредственно о Евпатории) пишет: «…на весь город только две частные гостиницы, квартиры редко бывают удобны и опрятны… пыль в городе страшная, после полива образуется грязь, лужи… тротуаров в Евпатории нет, их заменяют камни всех форм и размеров…». Выходит, не зря генерал приезжал!

Как и следовало ожидать Дума на послание генерала отреагировала немедленно. Первое, что делает Городской Голова граф Н.А. Мамуна, создает комиссию по определению места под амбулаторию. А уже 29 июня собирается заседание Думы, где присутствовали Городской Голова и 27 гласных. Был заслушан доклад Управы об устройстве амбулатории, ночлежного приюта, больницы и чайной. И вот каково РЕШЕНИЕ (выписка):

• Под помещение городской амбулатории временно нанять подходящий частный дом, израсходовав на наем и приспособление его под амбулаторию 1 568 руб. Сумма была внесена в расходы текущего 1898 г.
• Место под постройку амбулатории, указанное в протоколе комиссии - находящееся в районе Свято-Николаевской улицы, одобрить и признать отвечающим назначению (если будет вдруг лучшее место доложить Думе). Сумма должна быть в размере 4 500 руб.
• Что касается устройства в городе больницы, то собрание Думы, в виду необходимости затрат на это дело суммы, равняющейся почти годовому бюджету города, и приняв во внимание, что с устройством амбулатории, сделан уже первый шаг в этом направлении – единогласно постановило: вопрос об устройстве больницы оставить открытым до времени, когда финансовое положение города позволит осуществить этот заслуживающий полного внимания проект!

Остается еще не выполненным, из указания генерала, вопрос о ночлежном приюте. Может читатель на минуту себе представил, что о нем забыли? Нет и нет! Вспомним, что у «нас» реконструируется городской холерный барак. А холеру уже победили. И вот готовое РЕШЕНИЕ: «…городская Дума постановила – здание городского холерного барака определить под приют для рабочих пришлых, и поэтому постановление Думы о постройке женского отделения отменяется. Дело это считать законченным».

Ну вот, кажется и все, рекомендации генерала выполнены или выполняются. А как же больница? Да, действительно, какое-то время никаких упоминаний нет, и только по- истечение 7 лет, в 1905 году Евпаторийская Уездная земская управа ходатайствует перед Думой об «увеличении, на средства города, числа кроватей в земской больнице». Есть и ответ: «…Управа имеет право знать, что ввиду отсутствия средств у города, на данный предмет, означенное ходатайство будет передано в бюджетную комиссию, при составлении сметы на 1906 г.». Известно, что и в 1906 г. было отказано. И ютилась земская больница, емкостью 25-30 коек в частном доме аж до 1910 г. Именно этот год конкретно указан на строительных документах (хранящихся в БТИ города) как год постройки здания земской больницы, по ул.Земской (ныне ул. Революции).

Евпаторийская Земкая больница

Небольшое полутораэтажное здание выходящее « фронтом» на улицу Революции, на нем есть мемориальная доска подтверждающая этот факт. Но еще важнее, что найдены исторические финансовые документы - это смета доходов и расходов Евпаторийской Земской Управы за 1910 год. Имеется целый раздел посвященный медицине, где вторым параграфом предусмотрены средства на содержание больницы: «…Евпаторийская больница на 42 штатных и 12 сверхштатных кроватей (40 земских и 2 городские) имеют штаты:

1. Заведующий больницей – старший врач Казас Б.И. – оклад 1 400 рублей в год, плюс 400 руб. квартирные, плюс за выслугу 350 руб. – итого 2 150 рублей в год.

2. Второй врач – граф Мамуна В.Н., оклад…, все про все 1775 рублей в год.

Далее перечисляются фельдшера и их бюджет. А также в штат больницы входят: дворник, водокач, истопник, аптечный служитель, служитель богадельни.

Не вдаваясь в подробности бюджета, констатируем сам факт наличия функционирующей больницы на 52 кровати.

И возвращаясь назад, в год 1893, узнаем - начатое строительство амбулатории, после посещения города генералом Таничем, закончено. «Евпаторийская городская Управа имеет честь уведомить Евпаторийскую городскую Думу, что прием больных в городской амбулаторной лечебнице проводится ежедневно с 8 до 11 часов и с 4 до 5 пополудни. Выдача лекарств неимущим больным бесплатна. Прием проводится думскими врачами. При лечебнице состоит фельдшер, на обязанности которого возложены бесплатные прививки оспы …».

Однако не все и не во всем получали бесплатные медицинские услуги. А вот уже кому нужно платить - плату возьмут, хоть вдогонку.

Привожу не безынтересное подтверждение: Оплата с иногородних 14.02.1879 г.

В Александровское уездное полицейское управление.

Уездная управа руководствуясь 585 статьей ХIII главы Устава приказа Общественного презрения просит полицейское управление взыскать с крестьянки Херсонской губернии Александровского уезда Вермацы Екатерины Лаврентьевны или общества к которому она принадлежит 10 руб.00 коп., следуемые Земству за содержание и лечение ее в Евпаторийской Земской больнице с 09 декабря 1878 г. по 01 января 1879 г. Деньги эти прислать в Управу полностью в возможной скорости».

Ну вот, кажется и все: есть стационар, есть амбулатория под одним началом – почти ГТМО. Есть главный врач со штатом сотрудников. Интересно, что нигде нет упоминания о замах (завмед, зам. по хозяйству, и другие) может быть весь этот «институт» изобретение Советской власти, посмотрим дальше.

Как же работалось главным врачам самим, без заместителей? Заглянем в деятельность одного из них, человека, который больше чем другие пробыл на должности: Казас Борис Ильич (1861-1922 г.г.) – доктор медицины, земский врач-универсал, гуманист, выдающийся общественный деятель города Евпатории. Работал в течение 10 лет ассистентом Юзевской больницы, написал диссертацию «О величине давления производимого на глаз в момент выведения хрусталика». Защитил ее в 1895 г. в Петербурге, в военно-медицинской академии, за что удостоен ученой степени доктора медицины. Два года провел за границей, совершенствуя свои знания в разных областях медицины. В 1897 г. возвратился в Россию и поселился в Евпатории. Поступил на должность Заведующего, Старшего врача больницы, и занимал эту должность до конца жизни. Казас Б.И., совместно с доктором Галицкой Г.А. , учредил на песчаном берегу моря, специальный лечебный пляж под названием «Санитас», где главным образом, применялись естественные лечебные факторы Евпатории, т.е. Борис Ильич одним из первых объединил клинические методы лечения с бальнеологией, что оказалось крайне важно для развития Евпатории как бальнеологического курорта. Развивая эту сторону своей врачебной деятельности, Борис Ильич принимает на себя обязанности Старшего врача Мойнакской грязелечебницы. Обратите внимание, что тут мы встречаемся с разным набором понятий: «заведующий», «ст.врач» - эти понятия встречаясь в разных сочетаниях (вместе или раздельно) предполагают разграничение функций ( по аналогии с нашими днями Главврач – Начмед). Тогда выходит, что Завмед просматривается исторически. А вот других замов (хозяйство, оргметод и прочих) так и не видно на протяжении всего рассматриваемого периода.

Однако продолжаем знакомиться с деятельностью Б.И. Казаса, как ему работается одному за двоих? Борис Ильич дарит больнице R-аппарат и строит за свой счет R-кабинет. И начинает заниматься лечением туберкулеза. И это все в дополнение к полному списку заболеваний из терапии, болезней глаз, болезней уха-горла-носа, гинекологии и конечно хирургии. И, несмотря на то, что весь этот список болезней входит в перечень обязанностей Земского врача, глубина, с которой пользовал Борис Ильич выходит далеко за средний уровень, в чем мы убедимся при освещении его хирургической деятельности.

Евпаторийская больница

Какая-то запредельная трудоспособность: больница, операционная, грязелечебница, визиты на дом, прием у себя на дому. Его отношение к пациентам – это акт высокого гуманизма, денег за визит у бедных не берет и очень часто за свои деньги покупает лекарства. Ко всем относится с уважением и вниманием. Больные отвечают ему любовью. Перелистав информацию о врачах города более чем за сто лет, только в двух случаях нашел такое отношение к докторам. Первый, это конечно случай с Казасом Б.И., второй с Брунфоном. Старожилы, в порядке устного творчества, рассказывают такую историю. В двадцатых годах прошлого столетия, в период политической нестабильности в Крыму, Б.И. Казас попал под руку одному из карательных отрядов, нагрянувших в Евпаторию. Ему грозила смертельная опасность, жители города узнали об этом и буквально отбили его у карателей, не задумываясь о своей собственной судьбе. Что-то подобное было и с Брунфоном, но об этом ниже.

Б.И. Казас вел кипучую деятельность и в земстве, и на съездах врачей, выступал в качестве судмедэксперта. Умер Борис Ильич от сыпного тифа, во время ликвидации эпидемии, которая свирепствовала в Евпатории в 1922 г., и унесла жизни тысячи евпаторийцев.

В борьбе с эпидемией, выполняя свой врачебный долг, помимо Б.И. Казаса погибли врачи: К.С. Каракоз, М.В. Нейман, И.С. Оксюз. Не исключено, что помимо упомянутых были и другие погибшие в описываемый период (перечисленные фамилии известны от В.С. Кропотова, бывшего заместителя директора евпаторийского Краеведческого музея, глубоко знающего историю города).

Перейдя в 1910 году в новое здание, больница продолжала испытывать трудности с размещением 54-х коек в полутораэтажном здании. А были ли какие-нибудь попытки найти выход? Оказывается, были, и вот, первый прилюбопытнейший документ.

В сентябре 1899 г. в городскую Думу обратился с заявлением ординарный профессор Имперского Варшавского университета доктор медицины А.С. Тауберг, об отводе ему участка земли в одну или две сотки, на приморском побережье для устройства на его средства «операционного зала, лечебницы для хирургических больных и отдельного помещения для амбулаторных больных». В своем заявлении профессор пишет, что в земской больнице хирургического отделения нет, хотя тут же подчеркивает, что два врача ею занимаются, помещения не имеют, операционного зала не имеют, и главное заняты другой работой. Хирургия особенно нужна для приезжих на грязелечение, с патологией костей. Собрание Думы не отрицая важности вопроса, единогласно постановило: вопрос оставить открытым до ближайшего заседания, поручив предварительно комиссии гласных (Дувану, Ефету, Шмульяну, Натураеву) совместно с членами дачной комиссии, при участии городских врачей – детально обсудить предложение Тауберга, выработать вопросы, касающиеся предложения профессора, со стороны города. При повторном обсуждении этого вопроса Дума, приняв во внимание важность устройства подобного рода лечебных заведений в Евпатории, как курортном городе, посещаемым ежегодно значительным числом больных, единогласно постановила:

1. Протокол комиссии принять. А комиссия решила землю выделить при двух основных условиях – это постоянное функционирование лечебницы и постоянное присутствие самого профессора.

2. Управе сообщить профессору Таубергу содержание протокола. Об ответе который последует от господина Тауберга, доложить Думе.

Ответа не последовало. Вот так думцы! Земелькой у моря не разбрасывались! А сами уже подумывали о строительстве хирургического отделения. В 1898 г. готовится строительное задание «…построить при Евпаторийской земской больнице хирургическое отделение…», при этом земство строго оговаривает качество постройки и выставляет условия, «…чтобы окна были обращены на северо-восток, …материалы для строительства должны быть лучшего качества. Гидравлическая известь должна быть с Феодосийского завода генерала Портного, песок без всяких примесей, и должен быть свободен от всякой частицы соли. От фундамента до высоты уровня пола барак полностью облицевать белым пиленым камнем. Стекла должны быть безукоризненного качества, чистые без всяких волосков, пузырьков. Для фонаря, над перевязочной, должно быть белое стекло на двойной замазке. Вся кровля из русского оцинкованного железа Московского завода Черепанова. Из этого металла должны быть подоконники и карнизы… 24 августа в 12 часов в помещении Земской управы должны произойти торги по утвержденному проекту со сметой на сумму 16 252 руб.».

Председатель Управы Бендербери (имя и отчество, к сожалению, не установлено).

Секретарь Доброшевский (имя и отчество, к сожалению, не установлено).

Заявления на торги получены от мещанина И.П. Синани. Этот же подряд просят выделить священник С.П. Резников, следующим стал одесский мещанин М.Г. Герц и даже крестьянин Орловской губернии Ф.П. Зарубов. Каковы предки! Как серьезно относились к хирургии. Как жаль, что нет у нас данных о конце этого предприятия. И только значительно позже, в 20-х годах двадцатого столетия, в документах начинает фигурировать рядом с основным зданием больницы одноэтажный корпус, в котором располагается амбулатория и женская консультация. Мы еще вернемся к судьбе этого здания и его хирургическому предназначению. А сейчас снова в Земскую больницу, в начало двадцатого века. А с ней все в порядке, она работает, увеличивая объем и качество помощи.

Ознакомимся с годовым отчетом за 1912 г. и сравним его хотя бы частично с 1906 г.

Отчет, как всегда, начинается с описания уезда: недостатка пресной воды, приводятся демографические показатели (население уезда 57 308 человек) дается социальный срез (богатые, бедные, насколько бедные), дается характеристика врачебных участков. Информируют, что на один участок приходится 9 000 человек и много чего другого интересного, но простит меня читатель, оставим описательную часть и перейдем к стационару. Больных через стационар прошло 1 667 чел. (1 027 человек в 1906 году), но даже не это главное, а крайне важно, что впервые делается попытка рассмотреть оказанную помощь через призму профилиризации. В отчете впервые выделяется акушерская помощь и не безынтересно узнать, что родов в Евпаторийском уезде за указанный год было 2 650, и что только 19,9% были обеспечены медпомощью. Выделен раздел - оспопрививания.

В разделе хирургической деятельности узнаем, что произведено 370 операций, и 863 амбулаторных оперативных пособия, прилагается список произведенных операций:

• Экстерпации катаракты, глазного яблока, на веках
• Ушные операции – трепанация сесвидного отростка, удаления полипов носа
• Удаления зубов
• Резекция и секвестрэктомия ребер
• Проколы плевры
• Чревосечение – 16 человек, умерло 3
• Грыжесечение – 12
• На геммороидальных узлах – 3
• Водянка яичка – 1
• Удаление фибромиомы брюшины – 2
• Гинекологические операции
• Ампутация конечностей, вправление вывихов

Под наркозом (хлороформовый и эфирный) произведено 93 операции, под местной анестезией более 700.

Небезынтересен и бюджет больницы за 1912 год. На содержание медперсонала израсходовано 44 000 руб. (или 44% от всего бюджета) на содержание больных 20 000 руб.(30%), на содержание зданий 13,8%, на медикаменты 16,5 тысяч рублей.

Думается, что для полноты картины жизни земской больницы надо знать, что и в то время писали жалобы, но как показалось автору, их было меньше, чем во времена «развитого социализма», но они были. Писали на имя городского головы и губернатору. Без примера не обойдемся: в 1895 году дворянка Гофман пишет жалобу на работу земской больницы на имя губернатора. Пишет, что плохо отнеслись и плохо лечили ее мужа. Сюжет до боли знакомый, поступил к вечеру, смотрел врач или не смотрел – не очень понятно, и ночью было плохо и никто не подошел и т.д. Ну и конечно утром она забрала мужа домой. Ну, как и в будущем времени, была комиссия, искала правых и виноватых, и был ответ. Жалобу признали частично необоснованной, смотритель (была такая должность) ночью в больнице не был, за что и получил выговор, а в остальном «все было хорошо», и эта часть признана необоснованной, о чем подательнице и сообщается. Выходит «жалоба» явление аполитичное и ждать ее можно всегда, только всегда ли проверяющие смогут ответить так как это сделал Таврический губернатор.

Описываемые события проходят на грани веков, и как ясно из выше изложенного, объем и качество лечебной работы нарастают. Но нельзя забывать того, что больница, как отмечалось выше, ответственна и за санитарно эпидемическую работу…? И именно тогда приходит письмо из Министерства внутренних дел за подписью «товарища министра», в котором на основании Императорского Указа (новые правила о карантине) расписывается самым конкретным образом как организовывать карантинные учреждения (приемный покой, кухня для горячей пищи, порядок работы, правила передачи больных в стационар, выезд врача на рейд и т.д.). В ответ, в городе рассматривается предложение карантинного агента Попова. На 50 страницах каллиграфическим почерком написаны предложения о создании нового карантина. Описывается пришедший в негодность старый холерный барак (ему около пятидесяти лет), и который, годы, использовался как ночлежный приют. Что можно восстановить, что строить заново, как оборудовать, исходя из особенности порта, помещения с учетом классности кают на кораблях. Все это подается с учетом санитарных требований и экономического расчета. Кроме означенного, профилактическая работа регламентируется указаниями Министерства Внутренних дел, так предлагается полиции совместно с врачами, осмотреть рыбные заводы и промыслы, найденные недостатки ликвидировать немедленно или дать срок. На заводах, имеющих более 100 работающих – иметь врача и помещение хотя бы на 2 койки, медикаменты и т.д. Более мелкие предприятия объединять и тоже иметь врача. В случае неисполнения – закрывать.

Вышеизложенное указывает на то, что профилактика в медицине это отнюдь не открытие советского строя и ею активно занимались в период земства.

Заканчивая описание деятельности Земской медицины в предреволюционные годы, хочется остановиться на фамилиях врачей (в дополнение к выше указанным работающим в Евпатории в эти годы):

1.Битнер К.И. – лекарь карантинный агент

2. Криц М.Я. – лекарь Евпаторийского уезда

3. Попов С.И. – доктор медицины, карантинный агент

4. Сухачев – врач при санитарной станции

5. Цеценевский Ц.П. – лекарь, земский врач

6. Хаджи С.И. – лекарь, врач Евпаторийского уезда.

Вот такой приходит Евпаторийская Земская больница, со своим бессменным главным врачом Казасом Б.И., к грозным годам Революции и последовавшим за ней годам политической и экономической нестабильности.

Этот период (начало двадцатых годов ХХ века) в истории городской больницы характеризуется почти полным отсутствием документального материала. Приходится по крупицам собирать разрозненную информацию периода 1916-1920 годов. Известно, что в эти годы Земская больница расширилась до 60 коек, и в ней уже работают три врача: старший врач Казас Б.И. и врачи Бухбидерн Ф.Б. и граф Мамуна В.Н. В амбулатории работают два врача: старший врач Антонов и врач Перчихина.

Город пережил революцию, гражданскую войну. Количество населения сократилось в нем до 17 тысяч. В это время в городе работало 28 врачей, 8 из них зубные врачи. В ноябре 1920 г. Евпатория была освобождена от белогвардейцев. Через очень незначительное время при Евпаторийском уездном исполкоме Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов создан отдел народного здоровья, и, судя по приказам, исходящим из отдела - в учреждениях города не хватало лекарств. Их стали выдавать на 2-3 дня, не хватало перевязочного материала (его стирали и снова сдавали в аптеку). Бескомпромиссно боролась новая власть и с плохой дисциплиной в тех же лечебных учреждениях. Вот выписки из приказов: «…вменяю в обязанности дежурным фельдшерам ежедневно будить кухню не позже шести утра по солнечному времени и ежедневно докладывать старшему ординатору вовремя ли кухня приступила к работе…, вменяю в обязанность дежурным фельдшерам и сестрам, о каждом нахождении палатной сиделки спящей, докладывать палатному врачу…». Выходит что, несмотря на все описываемые трудности, больница жива и продолжает функционировать. Идет и такая информация: «…в 20-х годах в Евпатории существует поликлиника для застрахованных по Пушкинской улице с пропускной способностью 300 человек в день. Хирургическая больница на 90 коек по ул. Революции. Заразная больница на 60 коек у вокзала. «Дом матери и ребенка» на 50 коек. Детская консультация и дезинфекционное бюро».

Очевидно, что «прародительница» - земская больница, какое-то время называлась Хирургической. Вероятно в этом ее названии, не последнюю роль сыграло и то, что бессменным ее руководителем был все тот же ведущий хирург Казас Б.И. И как признание его роли, жители города называли ее Хирургической, ассоциируя с именем Казаса Б.И.

Официально в это время бывшая Земская больница переименовывается в Советскую больницу с емкостью 70 коек, а к 1923 г. коечная емкость увеличивается до 80 коек, количество работающих врачей 12 человек. При больнице открываются две аптеки: №1 по ул.Революции и №2 по ул. Морской. Эти аптеки работают в городе по настоящее время. А отдел народного здравоохранения теперь называется просто отделом Здравоохранения. С октября 1926 года больница уже называется 1-я Советская.

Столь частая смена вывесок всегда примета переходного периода. Именно в эти годы медицина в целом переходит от Земства к новой Советской медицине. Надо забрать с собой все лучшее, что создало земство, а это ,кстати, немалый багаж, и соединить его с социально-экономической сущностью нового. Создается новое врачебное сообщество, в него естественно должны были войти и представители земства, и новое поколение врачей – воспитанное и подготовленное в это бурное и противоречивое время. Это хорошо просматривается и здесь в Евпаторийской больнице. Попробуем разобраться в этом более подробно.

Б.И.Казас ушел из жизни в 1922 г., будучи Главным врачом, старшим врачом и ведущим хирургом. По найденным документам трудно восстановить, как на момент его ухода складывалась структура больницы, кто заменил его сразу в двух должностях. Точно известно, что в 1924 г. на должность ординатора хирургического отделения была назначена Мария Николаевна Кащенко. И этим становится ясно, что хирургическое отделение уже структурировано. Из устных источников известно, что приблизительно в это время заведовал отделением доктор Жмакин (глубоко сожалею, что найти какую-либо информацию о нем не удалось), которого в скорости сменила М.Н. Кащенко. А также известно, что в 1921 г. начал работать в евпаторийской больнице акушером-гинекологом Давид Моисеевич Брунфон, который в ближайшее время сменил на должности Зав. отделением Ялтуновского (точность написания фамилии не гарантирована), а по другим источникам зав.отделением была Нейман В.М. Терапевтическим отделением (по продолжению) руководит доктор Азаревич. Не будет преувеличением сказать, что творческая биография всех троих – есть не что иное, как часть истории городской больницы 20-х годов ХХ столетия.

Но памятуя, что Б.И. Казас занимал две должности - пытаемся выяснить, а кто заменил его на этих должностях , кто повел после Борис Ильича больницу от земства к нашим дням.

Увы, первые фамилии не найдены (во всяком случае, пока!). Но хотя они пока и безымянны, но все же, есть в истории больницы. Исходя из постулата – природа не терпит пустоты – должен появится человек на должности Главного врача, который по своему предназначению смог бы выйти на уровень Б.И.Казаса, возглавить и объединить потенциал выше упомянутых Заведующих отделением, и вывести больницу из земства на уровень новых требований, согласно новых социально-экономических реалий.

И такой человек уже появился, он уже есть – это Буслаев Иван Васильевич.

Закончив медицинский факультет Одесского университета в 1920 г. Иван Васильевич, уроженец Евпатории, возвращается на Малую Родину. И начинает свою работу в городе « …на разных должностях: врач-дежурант пункта скорой помощи, заведовал детским приемником, заведовал амбулаторным врачебным участком д. Буганак, заведовал Сакской больницей – оттуда в 1925 г. выехал на три месяца в научную командировку по хирургии в Ленинградский институт. В январе 1927 г. снова переведен в Евпаторию, где занимал разновременно ряд должностей: заведовал лечебным отделением Горздрава, был директором школы-медсестер, ординатором хирургического отделения и главным врачом 1-ой горбольницы…» (из автобиографии). Ну вот, хирург и организатор, уверенно продвигаясь вверх по служебной лестнице, изучая и осваивая все ступени организаторского мастерства - И.В. Буслаев становится мотором, а еще вернее сердцем перестройки больницы. «…Работая главным врачом 1-ой городской больницы мне удалось расширить хирургию за счет надстройки 2-го этажа над зданием бывшей женской консультации…». Поясним, что речь идет о здании Литер А нынешнего роддома, выходящее торцом на ул. Революции (здание ныне передано в аренду). Сейчас оно переделано внутри и мало ухоженно снаружи - помним, что это здание в начале строилось как «хирургический барак» и было одноэтажным. История его освещена выше. Сейчас в процессе переустройства, был достроен операционный блок. И после завершения строительства на 2-ом этаже полноценно разместилось хирургическое отделение на 50 коек со всем набором функциональных помещений, в полном соответствии с требованием времени. К работе его мы еще вернемся.

«…Таким же приблизительно образом было переоборудовано и родильно-гинекологическое отделение (1-й этаж того же здания). Много пришлось уделить внимания также переустройству терапевтического отделения, кожно-венерологического отделения, кухне, прачечной, секционной, клинической лаборатории и R-кабинету. Вся больница после ремонта расширилась до 150 коек (50 коек хирургических, 50 коек родильно-гинекологических, 30 терапевтических, 20 коек кожно-венерологических). Терапевтическое отделение расширилось за счет бывшего операционного блока, а на лестничной площадке была выделена 4-х коечная палата для больных в теплый летний период (речь идет о полутораэтажном здании, Лит.Б нынешнего Роддома, о его верхнем этаже). На нижнем этаже этого же здания находился Красный уголок, в нем библиотека,… сотрудники поочередно дежурили в ней в свои свободные часы…, поликлиника находилась тут же и занимала этаж здания ныне принадлежащее гинекологическому отделению(ныне Лит.А роддома). Помещение тогда было, конечно, малое и не могло удовлетворить спроса больных нуждающихся в амбулаторной помощи и консультациях.

После того, как удалось получить здание, в котором при царском режиме играли в карты купцы, помещики и офицеры, поликлиника была капитально отремонтирована и переоборудована. (т.е. поликлиника разместилась в здании нынешнего Тубдиспансера), «… в ней разместились кабинеты по всем специальностям, перевязочная, регистратура, физиотерапия, и рентгеновский кабинет. И впервые на месте бывшей конюшни в отдельном помещении построены две комнаты для приема больных с нервными заболеваниями, кабинет врача и ожидалка. Работала поликлиника с раннего утра и до позднего вечера» (из биографии И.В.Буслаева).

Идет и заканчивается реорганизация больницы, но при этом больница работает в полном объеме, и во главе отделений и служб стоят люди являющиеся лицом больницы. Вскользь мы уже о них упомянули, но вот пришло время вспомнить о них через призму «благодарности потомков». И начнем строго с самого начала, где начинается жизнь, с родильно- гинекологического отделения. Узнаем, что где-то с 22-23 г.г. его возглавил Давид Моисеевич Брунфон и проработал в этой ипостаси сорок с лишним лет, и это стало возможным при абсолютной успешности ее. Основу его успеха и всеобщего признания явил его высочайший профессионализм и личные качества. Эти две составляющие привели к тому, что вся женская часть городского сообщества боготворила Доктора. В подтверждении сказанного позволю привести только один эпизод из его жизни. Это уникальное событие случилось, когда пациенты и не пациенты выступили в его защиту. А история такова. В конце 1946 г. судьба, буквально случайно, свела Д.М. Брунфона с Советской Фемидой. Шел судебный процесс и на скамье подсудимых вместе с группой сограждан был и Брунфон Д.М. Тогда женщины города собрали списки с тысячами подписей в защиту и отбросив страх за собственные судьбы отнесли их в суд. Доктора отпустили на поруки, в последствии приговор суда оказался оправдательным для всех. Но такая демонстрация людской любви стоила дорогого. В истории Евпаторийской медицины это повторилось дважды – первый раз сограждане вырвали у смерти доктора Казаса Б.И., а сейчас повторили это же с Брунфоном. Говоря о Давиде Моисеевиче нельзя не остановится на таком понятии как профессиональное долголетие, а именно о нем идет речь в данном случае. Сорок лет на одном месте и почти сорок лет руководит отделением, где каждый эпизод – это жизнь двоих, где ответственность заведующего учетверяется: за себя, за коллегу, за мать и ее ребенка. Это не просто лидерство. Такой человек должен был обладать высокими моральными качествами и завоевать непререкаемый авторитет. В конце жизни такого Доктора, как правило, провожают в последний путь тысячи сограждан, что и было во время похорон Давида Моисеевича. В оценке деятельности любого Заведующего отделением очень важно, и то, как складывается судьба его «детища» после его ухода. У Давида Моисеевича и тут сложилось завидно хорошо. Так за него распорядилась Судьба. Вслед за ним на должность Заведующим родильно-гинекологическим отделением пришел доктор Брагинский К.И., и оставался им много лет до своего вынужденного отъезда из города (по семейным обстоятельствам). Его сменила, и надолго оставалась в этой должности доктор Шевякова Наталия Константиновна. Она руководила отделением 18 нелегких, но и не безуспешных лет. Она же первый руководитель интернатуры по акушерству и гинекологии. И орден «Знак почета», и всеобщая людская признательность - тому подтверждение. Проходят годы, больница переезжает в новое здание. В ее старом здании на базе родильного гинекологического отделения организуется Роддом. Вскорости возвращается в Евпаторию Константин Ионович. Брагинский, но уже в качестве главного врача, и остается в качестве «играющего тренера» (по его собственному выражению), и несколько десятилетий превосходно играл эту роль, перейдя в ХХI век. Любопытно, что все трое выше означенных доктора не находились по отношению друг к другу не учителем, не учениками, но сумели долгое время поддержать этот брунфоновский «климат в доме», и жизнь этой службы в составе больницы проходила благопристойно. И это лишний раз подчеркивает, что творческий путь Давида Моисеевича - это своеобразный подвиг ради людей.

Мы сейчас столкнулись с неким явлением которое можно условно означить как профессиональное долголетие, и отступая от фактического изложения материала хочется порассуждать на эту тему.

Что это есть? Это благо для людей или благотерпение? Восстанавливая в памяти известные фамилии Главных врачей больницы за обозреваемый период: Казас Б.И., Буслаев И.В., Сорокин Г.Б., Бабаян А.Г., Тишунина Л., Золотарева А.А., Якжина Н.С., Тарасенко М.Ф., Балабанов Н.П., Рубин В.С., Кисличенко Ю., Ищенко Л.Н., и заведующих отделений, фамилии которых будут в тексте, и сопоставляя их со сроками их пребывания на должностях, напрашиваются некоторые не безусловные выводы. Долголетие руководителя службы отделения приводят к накоплению собственного отделенческого коллективного опыта, создаются традиции и даже появляется чувство «школы» и т.д. Но все это при одном непременном условии – руководитель изначально должен обладать высоким профессионализмом, в противном случае это уже не благо, а благотерпение. Увы, такие примеры в истории горбольницы имели место. Долголетие Гл.врача (чистый администратор) – это прежде всего появление в команде «кумовства», появляется привыкание, теряется острота восприятия. И такие примеры имеют место в нашей больнице. Один из главных врачей проработал в больнице около сорока лет, и за это время был дважды главным врачом (один раз четыре года, второй раз два года). Вовремя ушел на пенсию, под аплодисменты. Второй пришел гл.врачом и проработал около двадцати лет, уходил тяжело и долго. И вскоре после его ухода сменилось чуть ли не половина руководителей служб. Смена персонала с приходом нового руководителя это что? Желание иметь рядом с собой угодного? Или же наоборот, свежим взглядом видно несоответствие существующего положения требованию времени. Читатель – вывод за тобой!

А мы продолжим излагать события о Евпаторийской больнице и ее людях. И среди них видное место занимает доктор Азарьевич Б.И. – заведующий терапевтическим отделением. К сожалению очень мало его биографических данных, известно, что он окончил Новороссийский университет (ныне Одесский). Сорок три года жизни отдал медицине. Был участковым врачом, работал в грязелечебнице Мойнаки, а с 1948 и по 1957 г.г. заведовал терапевтическим отделением больницы. Живая человеческая память о Земском докторе, прямиком пришедшем из Земства в 1-ю городскую больницу. Он принес весь набор благородных качеств характерных для земских врачей. Автору посчастливилось видеть доктора Азарьевича, будучи студентом на практике (середина 50-х годов прошлого столетия).

Бородка клинышком, очки – пенсне на удлиненной ленточке. Мягкий, спокойный взгляд. В руках деревянный стетоскоп. У постели больного это заботливый собеседник, внимательно изучающий анамнез, затем неторопливый осмотр. За спиной у доктора медсестра, с влажным полотенцем и ученической тетрадкой в которую сейчас будет внесен диагноз и исчерпывающие назначения. Совершенно ошеломляюще выглядело то, как Азаревич, совместно с пациентом вспоминали, чем болели родственники пациента. Он знал и помнил целые династии евпаторийцев. И когда сейчас наблюдаю как возрождается «семейный врач» глубоким смыслом наполняется расхожая фраза «в медицине все новое – это хорошо забытое старое». Доктор Азарьевич – это истинный семейный врач Евпатории. Выйдя на пенсию больным человеком, он тихо и скромно проживал в своем маленьком домике по ул. Надеждинской (ныне ул. Гагарина) и выращивал дивной красоты розы. Еще долгие годы жители этого района встречаясь с Азарьевичем приветствовали его словами: «Здравствуйте, доктор!». И он всегда отвечал им таким легким поклоном и улыбкой. Мальчишек это приводило в восторг, и они пытались много поздороваться с доктором. Описываемый эпизод навеял интересные воспоминания! Сделаем очередное отступление.

В городе известна врачебная династическая семья Кальфа: дедушка – Кальфа Исак Абрамович (из Земства), сын – Кальфа Алексей Исакович, и внук – Кальфа Илья Алексеевич. Дедушки и сына уже нет среди нас, внук благополучно трудится. Все поколения пользовались у сограждан заслуженным авторитетом. Первые два поколения были инфекционистами, поэтому прямого отношения к горбольнице не имеют. Правда Алексей Исакович, как городской инфекционист и активный общественный деятель, оставит свое место в данном исследовании, но сейчас речь пойдет о Исаак Абрамовиче. Будучи высококвалифицированным специалистом и добрым интеллигентным человеком был любим и узнаваем в городе. С ним, как с доктором Азаревичем, постоянно здоровались сограждане на улицах, и отвечая им Исаак Абрамович неизменно приподнимал шляпу, и это тоже приводило окружающую детвору в неописуемый восторг. Доктор ездил на работу на «линейке». Лошадка медленно тащила «линейку» по пыльным и раскаленным улицам, а мальчишки несколько раз обгоняли ее и с уважением встречали возгласами: «Здравствуйте, доктор!», и с замиранием ждали, когда доктор ответит им, приподнимая шляпу.

А сейчас обратно в терапевтическое отделение. Не знаю, считала ли Людмила Викторовна Яворщенко, которая заменила Азарьевича на должности Зав.отделением его своим учителем, но в отделении еще долго и прочно оставался дух и традиции прежних лет. Отделение по своим показателям было одним среди лучших в Крыму. И вскоре Л.В. Яворщенко перевели на должность Главного терапевта Крымского облздравотдела, где она и проработала до выхода на пенсию. Но сказать, что все это время Людмила Викторовна не была равнодушна к больнице, это ничего не сказать. Выйдя на пенсию, она вернулась в Евпаторию в больницу, и какое-то время еще проработала Зав.медчастью. Уходя на повышение и уезжая из города Людмила Викторовна прекрасно знавшая «своих-наших» терапевтов, рекомендовала на должность зав.отделением Коневу Валентину Федоровну, и не ошиблась. В.Ф. Конева прошла с этим отделением почти до конца ХХ столетия, начав в 50-ти коечном отделении, перешла в новую больницу на 100 коечное отделение, и ушла на пенсию в должности - заведующей кардиологическим отделение. В состав терапевтического отделения входили профильные эндокринологические и неврологические койки. Ординатором невропатологом был А.С. Нижник, и надо отдать ему должное – он буквально сразу после переезда в новую больницу начал активную работу по созданию самостоятельного неврологического отделения. Совместно с главным врачом Балабановым Н.П. они перепланировали часть приемного покоя и вестибюль больницы в административном корпусе и таки разместили тридцать неврологических коек, пусть и без особого комфорта, но отделение заработало. Столь многострадальное, и столь нужное, оно прошло путь от двухкомнатного кабинета на месте старой конюшни до вестибюля в админ.корпусе…, и пробыло там до постройки нового терапевтического корпуса. А в нем были развернуты профильные отделения: пульмонологическое, кардиологическое, гастроэнтерологическое, и продолжало функционировать общетерапевтическое отделение. Конева, будучи гортерапевтом оставалась заведовать кардиологическим отделение.

Оценочная «планка» деятельности терапевтической службы оставалась в Крыму на достаточно высоком уровне. И когда при Крымском мед. институте была организована интернатура, то кардиологическое отделение больницы одним из первых стало ее базой, а руководителем интернатуры была назначена В.Ф. Конева, к слову сказать, что Евпаторийская хирургия таковое право получила далеко не сразу. Уже через годы работы интернатуры, на 12-ой конференции по подготовке врачей-интернов общевузовский руководитель интернатуры профессор А. Сюрин говорил о тех, чей «…. умелый и добросовестный труд… терпеливо и настойчиво приобщал к профессиональному мастерству молодых врачей…». И среди этих лучших он назвал имя Валентины Федоровны Коневой. Сама же Валентина Федоровна в своем выступлении на этой конференции сказала, что за время существования интернатуры «… более 100 выпускников Крыммединститута прошли ее на базе Евпаторийской терапии «…многие из них теперь вошли в число лучших врачей города…». К сожалению, мы сегодня не знаем, кого конкретно имела в виду Валентина Федоровна, зато точно знаем, что многие годы костяк участковой службы горполиклиники составляли ее ученики. Среди них: Фиалковская Н.Н., Крестьянишина Л.В., Чирка Л.И., Никитин Г.Л., и их руководители – Семенов Ю.В., Бузинский А.И., Луговской В.С., и наконец - Чернега Олег Петрович, который бессменно руководил поликлиникой около четверти века.

Валентина Федоровна патриот своего города, активно участвует в общественной жизни города. Неоднократно избирается депутатом областного Совета и депутатом Верховного Совета Украинской ССР. Ее труд по достоинству оценен правительством. Валентина Федоровна награждена орденом «Трудового Красного Знамени».

Рядом с терапевтической службой проходило свое становление хирургическое отделение. У нее свои действующие лица, и мы обращаемся к ним. При этом сразу оговорим, что хирургия отличается от других областей медицины, требует иных условий для своего функционирования.

Мы уже знаем от профессора Тауберга, что в земской больнице Евпатории занимались хирургией, и первым и ведущим был земский врач – Казас Б.И., он же заведующий больницей и как велико возможно близко познакомились с этой стороной деятельности. А теперь предстоит сделать то же с его хирургической деятельностью.

Приведенный выше список производимых больницей операций говорит о широте хирургического диапазона доктора Казаса Б.И. А современники отмечают, что к операции Борис Ильич приступал после тщательного изучения. «…Рисовал чертежи, и направления предполагаемых путей оперативного вмешательства… оперируя ножом творил невероятное». И в подтверждении этого приводят случай из его практики. В Евпаторийской больнице лежал безнадежно больной кучер. Болезнь его была неизлечима, и дни его были сочтены. У него по всему лицу и шеи распространилась опухоль, которая задела сонную артерию, проникла в глубину и грозила с минуты на минуту привести больного к роковому исходу. Казас Б.И. приступил к операции. Каждое движение ножа грозило жизни больного. Окружающие Казаса Б.И. врачи были уверенны в неблагоприятном исходе и в один голос говорили: «…бросьте и не мучайтесь напрасно, он все равно погибнет…». Б.И. Казас, со свойственной ему выдержкой ответил, что доведет операцию до конца и закончил ее блестяще, с абсолютным успехом. Больной не только совершенно выздоровел, но и на много лет пережил своего исцелителя. Ну что можно сказать – даже для нашего времени – случай уникален! Ушел из жизни Б.И. Казас в 1922 году.

Кто пришел после него? Когда точно организовалось хирургическое отделение, кто был первым заведующим, документально установить это не удается. А вот что известно абсолютно достоверно, так это то, что доктор Кащенко Мария Николаевна была назначена ординатором хирургического отделения в 1924 году. И приход в отделение Марии Николаевны открывает целую главу в истории Евпаторийской хирургии. Два года, вот зазор времени, который не позволил встретиться двум корифеям – Б.И. Казас и М.Н. Кащенко. Как бы восполняя потерю, судьба приводит к нам в город не менее крупного хирурга. Привела и неразрывно, на всю жизнь, связала Марию Николаевну с Евпаторийской хирургией. Выходец из профессорской семьи Мария Николаевна в 1916 году окончила с отличием Киевский медицинский институт и проработала в течение пяти лет ординатором хирургического факультета Крымского Университета им.Фрунзе. В Евпатории Мария Николаевна проработала восемь лет ординатором. Как и под чьим влиянием формировалась Мария Николаевна как хирург и будущий Лидер – остается неизвестным. А может с этим качеством Мария Николаевна уже пришла в Евпаторию? И так ли уж важно это качество для профессии?! Думается, что да! Ведь хирургия в некотором роде своеобразная профессия. С одной стороны это творческая профессия, ибо, как иначе можно представить себе работу хирурга во время операции попавшего в непредвиденную ситуацию, когда необходимо быстро принять максимально правильное решение – как не творчество. А с другой стороны, это ни что иное как ремесло. Может быть, определиться как творческое ремесло? Понятия как бы несовместимые, но имеют место быть. Зачастую жизнь, особенно в экстренной хирургии, не оставляет времени для консилиумов, консультаций, длительных раздумий. В таких случаях принятие решений (как выбора метода лечения, так и проведение самой операции) принадлежит одному человеку, как и вся полнота ответственности, принадлежит ему же. Это и есть в нашем понимании ЛИДЕРСТВО в хирургии. И только обладая этими качествами можно предполагать себя Заведующим хирургическим отделением. И не остается сомнения в том, что Мария Николаевна Кащенко, обладая этими качествами, становится заведующей отделением в 1932 году, и проработает в этой должности до конца 1954 г. Уйдет с работы по болезни, получив первую группу инвалидности. Даже трудно себе представить этот тернистый путь длиной более чем в двадцать лет.

Со слов очевидцев Мария Николаевна была не просто требовательным, но и взыскательным руководителем. Известны факты, когда во время общего обхода, обнаружив неприбранную тумбочку Мария Николаевна могла прервать обход и только после устранения всех огрехов продолжить его. М.Н. Кащенко впервые в городе организовала хирургический прием в детской поликлинике, и сама его проводила, проработав в качестве совместителя 6 лет, положив тем самым начало детской хирургии в городе. Уровень ее, как хирурга, вызывал смешанные чувства – восхищения и недоумения, когда хирурги 60-х годов ХХ столетия видели перед собой протокол операции, записанный на латинском языке и операция называлась «Клиновидное иссечение печени» - в их глазах еще проскальзывало и скрытое чувство зависти.

В период заведования отделением М.Н. Кащенко материальная база хирургии претерпела коренные изменения. В 1932 году закончилась достройка второго этажа над зданием бывшего « хирургического барака». И первая Советская больница получила новое хирургическое отделение.

Оно имело отдельный вход с северного торца здания. Большое широкое крыльцо под козырьком, которое поддерживали два красивых литых чугунных столба, этот ансамбль сохранился еще со времени Земства (стало известно от одного из больших знатоков старой Евпатории). На второй этаж вела широкая пологая мраморная лестница, очень удобная при пользовании носилками. Прямо с лестницы попадали в широкий, светлый коридор. Палаты располагались с одной стороны и были большими на 10,12,15 человек, отопление печное, потолки высокие. В палатах зимой тепло, летом прохладно, окна открывались в хорошо озелененный двор. На противоположной стороне коридора несколько комнат: санузел, и помещение которое поочередно использовалось как пункт переливания крови, а позже как внутриотделенческая биохимическая лаборатория для нужд анестезиолога. Под углом (см. схему), располагался операционный блок, со своей автоклавной. Автоклав вначале был «под дрова», потом «под большой примус», а потом электрический. Операционный зал был с высокими потолками, светлый, пол мраморный. Вообще операционный блок выполнен очень разумно с большим запасом производственных возможностей. Рядом с операционной было три небольших палаты, которые использовались для «чистых» послеоперационных больных. Перевязочная (одна: и чистая, и гнойная, и она же гипсовальня); а в нерабочее время поликлиники и ночное время использовалась как травмпункт, как пункт оказания помощи амбулаторным больным. В отделении развернуто 50 коек, в таких условиях работало хирургическое отделение до 1967 г.

Тридцатые годы в хирургическом отделении проходят в плановом рабочем режиме. Врачебный состав практически не меняется, хирурги наращивают свое мастерство, динамично улучшаются и качественные показатели.

А уже рядом годы тяжких испытаний и потерь. Началась Великая Отечественная Война. Многие врачи уходят в действующую армию. Из команды М.Н. Кащенко уходят наиболее подготовленные хирурги Сорокин Г.Б., Буслаев И.В. и другие. Для И.В. Буслаева это уже четвертая война.

Евпатория оккупирована, больница продолжает работать, из хирургов здесь оставалась одна Кащенко М.Н. (из ее автобиографии). Тяжелые испытания выпали на долю евпаторийских врачей, оказавшихся в оккупации, особенно в период высадки Евпаторийского десанта. И надо воздать им честь и сохранить о них память, за тот врачебный, человеческий, гражданский подвиг, который они совершили, оказывая медицинскую помощь раненным десантникам, с риском для собственной жизни. Двое из них были расстреляны оккупантами во время выполнения своего профессионального долга. Мемориальная доска, на здании бывшей Земской больницы, ныне роддома увековечили имя К.В. Глицос и Н.С. Балахчи. Имя санитара, расстрелянного вместе с ними, осталось неизвестным. Эти трагические страницы истории евпаторийской больницы еще ждут своего исследователя.

«Все заканчивается» - говорили в древности … «…отгремев, закончилась война…». После войны вернулись в отделение ушедшие, пришли новые хирурги – все они имели неповторимый опыт хирургической деятельности. Среди них, как и прежде, выделились Григорий Борисович Сорокин и Иван Васильевич Буслаев. Оба они стали первыми помощниками и добрыми сотрудниками Марии Николаевны.

Основной организационной идеей конца 40-х и начала 50-х годов стала профилиризация коечного фонда и организация профильных приемов. Одной из первых выделяется онкология: создается онкопункт в поликлинике, который несет больше статистические функции, возглавляла его опять же М.Н. Кащенко. Первый отчет о его работе она делает на заседании городского врачебного научного общества в 1947 году. А уже в 1953 г. специализацию по онкологии проходит врач Иорга И.В. и с этого времени в поликлинике ведется специализированный прием онколога. В последующие годы в медобъединении онкологией занимались, последовательно, Евелев В.А., Трошина С.В., Шведов В.С. Трагическая судьба Шведова В.С. дает нам право остановиться на его личности особо. Высоко подготовленный профессионал, добрейший человек, любимец больных, он умер от неоперабельного онкозаболевания в расцвете сил. Память о нем долго будет жива в коллективе хирургов.

Специализацию по травматологии в конце 40-х годов прошли Г.Б.Сорокин и М.Н.Кащенко.

В 1947 г. Г.Б.Сорокин переходит на должность главного врача больницы, и остается в отделении совместителем, где ведет травматологических больных. А в 1951 г. Г.Б.Сорокин проходит 3-х месячные курсы по урологии. Два раза в неделю ведется урологический прием в поликлинике и соответственно больных в стационаре. Хромоцистоскопия проводится в стационаре и для амбулаторных больных. Интересны некоторые детали. Цистоскопия проводилась в той самой, единственной перевязочной. Перед этим влажная уборка с дезинфекцией, кварцевание, окна зашторивались темными шторами. В перевязочную никто не имел права войти! Так входила урология в жизнь евпаторийцев!

С января 1954 г. в стационаре начинает оказываться специализированная нейрохирургическая помощь. Первым нейрохирургом была клинически подготовленный врач Голдовская Т.С. В результате проведенной работы коечный фонд отделения к середине 50-х годов выглядел следующим образом:

1. Травматологических коек - 10

2. Онкологических коек - 5

3. Урологических коек - 5

4. Костно-туберкулезных - 5

5. Ларингологических - 3

6. Офтальмологических - 2

7. Для хирургических «чистых» и гнойных, а также для нейрохирургических остается 15 коек.

При отделении организован и продуктивно работает пункт переливания крови, заготавливающий около 120 литров консервированной крови в год, снабжающий кровью все лечебные учреждения города. Для полноты представления о работе отделения тех лет надо хотя бы кратко означить объем хирургических вмешательств, проводимых в отделении. При хирургической активности в 56% это были: Резекция желудка, Гастроэнтеростомии, Нефроэктомии, Мастэктомии, Струмэктомии, Спленэктомии, Холицистэктомии, Резекции коленных суставов, Высокое сечение мочевого пузыря, Трепанация черепа, Радикальные операции уха, Искривление пальцев и многие другие.

Так заканчивались 50-е годы для хирургического отделения под руководством М.Н. Кащенко.

НО, УВЫ! Время неумолимо. Здоровье Марии Николаевны прогрессивно ухудшается, она часто и длительно болеет. На первые роли в отделении выходит Иван Васильевич Буслаев. Он все чаще и чаще исполняет обязанности зав.отделением. Имеются несколько годовых отчетов подписанных «…ВРИО Зав.хирургическим отделением Буслаев И.В…..». А когда в 1953 г. Буслаеву официально предложили должность Главного хирурга Евпаторийского курорта, должность по тем временам престижная, ответственная и не лишенная реального наполнения (на курорте была своя операционная) Иван Васильевич отказался от нее «… в связи с тем, что исполняет обязанность зав.отделением, потому что больна д-р Кащенко…». Так понимал Иван Васильевич корпоративную этику. А вообще- то заботы Ивана Васильевича не замыкались одной хирургией. Патриот города он понимал нужды и перспективы развития медицины. Видимо этим он руководствовался, когда стал инициатором создания в городе Школы медицинских сестер, которой какое-то время заведовал по совместительству. Школа располагалась в здании бывшего караимского храма - Кенасы. Количество учащихся доходило до 100 человек, через два года они получали свидетельство об окончании школы. Лекции читали врачи Горздравотдела и некоторых санаториев. Вот и начало Медицинского училища. Но этим не ограничились заботы Ивана Васильевича, вот как он сам пишет об этом: «… Будучи председателем постоянной комиссии здравоохранения горисполкома (автор) я почти на протяжении 40 лет (с учетом проведенных на четырех войнах) старался всеми силами спаять коллективы всех лечебно-профилактических учреждений горздравотдела». После ухода Буслаева на пенсию эту работу возглавил врач Кальфа Алексей Исакович, который был избран председателем постоянной комиссии. И надо отдать ему должное. Алексей Исаакович еще много лет своей работой показывал, что служба есть. С 1947 г. по 1959 г. Иван Васильевич руководил работой евпаторийского научно-медицинского общества врачей. Нужны ли комментарии – конечно нет. Профессионал, организатор, общественный деятель – патриот! Сограждане, общество, государство, высоко оценили его труд на их благо. Отличник здравоохранения, заслуженный врач РСФСР, почетный гражданин (первый!) г.Евпатории. Награжден: орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды и многочисленными медалями. Участник четырех воин: Ггражданской, финской, польской и Великой Отечественной. Занимал различные должности от хирурга до начальника отделения и начальника госпиталя.

Возвращаемся в хирургию. В 1954 г. М.Н.Кащенко получила 1-ю группу инвалидности и выходит на пенсию. Зав.хирургическим отделением назначается Г.Б. Сорокин, а Буслаев И.В. повторно становится Главным врачом больницы. В таком тандеме они проработают почти пять благостных лет. Ушел лидер, но осталась команда и никаких потрясений, сохраняется ритм и качество работы.

Так заканчивается эпоха больших хирургов в маленькой Евпатории, но в этой благостности уже скрыто просматривается потенциальная опасность будущего нашей хирургии. За всеми упомянутыми именами не видно никого следующего, не видно смены. Не видно ни в отчетах, не видно в протоколах заседания Городского научного общества, не видно в биографии Кащенко и в автобиографии Буслаева. В устных воспоминаниях и рассказах тоже не прозвучало имени, кто мог бы стать приемником кого-либо из троих. А так ведь случилось, что оба и Буслаев, и Сорокин почти одновременно оставили больницу, и реально встал вопрос о заведующем отделения. На пороге стояли 60-е годы. И их Евпаторийская хирургия встретила 60-ти коечным отделением и профилированными хирургическими приемами в поликлинике. Уже велись онкологический, урологический, травматологический приемы. Зав.хирургическим отделением назначен доктор Вульфович С.М. работающий до этого райхирургом на Херсонщине.

В это время в отделении работают хирурги, которых, с учетом их предварительного места работы и подготовки, условно можно разделить на три группы. Одна из них – Гелелович С.Б., Иорга И.В., Лукашева Т., работали еще с Кащенко, Буслаевым, Сорокиным. Вторая группа – демобилизованные из армии – Евелев, Фишер, Риппенбейм, и они уже после прошли соответствующую подготовку, соответственно по онкологии, травматологии, урологии. И, наконец, третья группа – Лагно, Кухнин, Бокова – пришли в Евпаторийскую хирургию с уже сформировавшимися взглядами на диагностику и лечение. Возникает вопрос, как быстро можно создать, и можно ли было вообще создать команду единомышленников? Можно ли было сохранить существующие традиции, сохранить лицо отделения. Не будем строго судить наше прошлое. Но как показало время «Команда» не складывалась еще очень долго. Работать приходилось тяжело. Сложности возникали не только в кадровом вопросе. Менялся профиль больных, часть заболеваний, связанных с военным временем и социальными условиями уменьшалась и уходила вообще. К таким можно отнести, по меткому выражению И.В. Буслаева, «остеомиелит войны», уходит костный туберкулез. Но стали резко возрастать такие нозологические формы как политравма и каменные (моче и жёлче) болезни.

Естественно видоизменился и характер оперативных вмешательств. Тяжелые длительные операции становятся практикой каждого дня. Условия же выполнения остаются прежними. Прежними остаются методы обезболивания и коррекции (а вернее их отсутствие) жизненно важных функций организма. Все вышеперечисленное привело к неблагоприятным результатам в работе отделения.

Ухудшились качественные показатели, появились жалобы от населения, и началась соответствующая реакция от руководства города и области. Делами хирургического отделения Евпаторийской горбольницы вплотную занялся Главный хирург Крымского Облздравотдела доцент В.И. Соловьев. Виктор Иванович – наш земляк, евпаториец, незаурядный хирург, ученый, организатор. Несколько недель Виктор Иванович вплотную проработал в отделении, много времени провел в индивидуальных беседах с врачами, присутствовал на операциях, изучал медицинскую документацию. Выводы в письменном изложении разбирались на расширенном собрании хирургов и администрации. Анализ был подробный, главное было в нескольких тезисах:

Доцент Соловьев высказал сомнение в том, что действующему Заведующему отделением удастся создать команду единомышленников и переломить деструктивную ситуацию в отделении.

Вторым важным моментом было предложение незамедлительно внедрить в практику отделения «анестезиологическое пособие». Решение вопроса не было простым, ведь не было подготовленного врача, не было аппаратуры. По сути дела речь шла о создании новой службы. Более того не было врача желавшего заняться анестезиологией.

И, наконец, третье – необходимо создавать профильные отделения: травматологию, урологию, отделение детской хирургии. Это было велением времени, это была панацея в улучшении качества хирургической помощи.

Решать проблему начали с первого пункта, с поиска нового заведующего отделением. Не входит в наши планы давать оценочные характеристики коллегам прошлых лет, не знаем, смог бы доктор С.М. Вульфович создать команду единомышленников, стать Лидером, и переломить ситуацию, но у него уже не осталось времени. Начали поиск и нашли. Первым был Сухарев, его привезли из Днепропетровска, правда, ненадолго. Не пришелся «ко двору». Лиха беда начало! Поиск продолжился и благополучно закончился в самом конце 60-х годов. Всего за десять лет сменилось четыре заведующих: Вульфович С.М., Сухарев, Евелев В.А., Газизов Н.М., и еще хирург Черновская К.Н. – исполняла обязанности Зав.отделением чуть больше года. Больше всех проработал Владимир Абрамович Евелев, большой души человек…хирург мыслящий, но… Договорились не давать оценок, не проводить сравнений.

Итак, средний срок пребывания на должности заведующего отделением в 60-е годы – около двух лет. Десять лет постоянной смены руководителя.

Десять лет билось хирургическое отделение в кадровой чехарде в стенах старой Земской больницы, где так мало было приспособлено для современной хирургии. Чего только стоила одна «многопрофильная» перевязочная.

Одновременно начали решаться и другие вопросы, поставленные доцентом Соловьевым. Решить вопрос с оказанием «анестезиологического пособия» оказалось не так просто. Оказалось, что на имеющиеся ставки хирургического профиля ставка анестезиолога не положена – брать врача некуда. Один выход – найти хирурга, который бы согласился совмещать. Трудно было, но нашли. Специализация продолжалась полгода. Дальше шли – аппаратура, место, средний медперсонал и лабораторное обеспечение. Постепенно все находило свое решение. Из хирургов нашли Алукера Г.Л., и он стал первым, не освобожденным специалистом – хирург-анестезиолог (для которого анестезиология стала увесистой добавкой к функциональным обязанностям хирурга).

Из аппаратуры нашли далеко не новый аппарат фирмы «Красногвардеец», где на одной платформе размещались два больших баллона и собственно наркозный аппарат с резиновым мешком на длинной гофрированной трубке, для проведения управляемого дыхания. Нынешним анестезиологам и в плохом сне не удастся увидеть той материально-технической базы, на которой зарождалась у нас анестезиология. И, тем не менее, эндотрахеальный наркоз с управляемым дыханием прочно входил в практику хирургического, гинекологического, реже родильного отделений больницы.

Более того со стареньким «Красногвардейцем» хирург-анестезиолог ездил в оперирующие санатории и там проводили эндотрахеальный наркоз. Одновременно начала проводиться предоперационная подготовка больных с использованием констант вводно-солевого обмена. В хирургическом отделении на 65 коек была создана небольшая биохимическая лаборатория, которая при переходе в новую больницу слилась с общебольничной лабораторной службой и послужила основой создания больничной биохимии.

Одновременно начали применяться реанимационные пособия. Наиболее часто это было у больных с политравмой, имели место и положительные результаты. Все случаи были систематизированы и доложены на областной конференции хирургов. Председательствующий профессор Захаров Е.И. одобрил и дал напутствие. Применялись и другие виды наркоза, в частности внутривенный новокаиновый наркоз, для чего было сконструировано оригинальное приспособление, которое было опубликовано во всесоюзном журнале «Экспериментальная хирургия и анестезиология». Довольно часто применялась внутрикостная анестезия под жгутом, с миорелаксантами для репозиции сложных переломов. Материал был обобщен и доложен на областной конференции хирургов и травматологов (Алукер Г.Л. , Фишер М.З.).

Труден и долог был путь при решении последнего из предложенного Соловьевым – создание профильных хирургических отделений. Лишь в 1967 году в юбилейный год – год 50-летия Октябрьской революции в городе было сдано в эксплуатацию новое здание больницы проектной мощностью на 120 коек.

Евпаторийская городская больница выехала из Земства, где провела 80 нелегких лет. В старом здании осталось родильно-гинекологическое отделение, и оно положило основу Городского Родильного Дома, который с этого момента ведет свою новую историю. За счет перепланирования проектных площадей в этом здании более или менее спокойно разместились: терапевтическое отделение на 100 коек, хирургическое отделение на 80 коек, и было, наконец, выделено и заработало травматологическое отделение на 40 коек во главе с квалифицированным травматологом доктором Фишером Марком Зиновьевичем. Он, к тому времени, уже около десяти лет работал в больнице, курировал профильные травматологические койки, вел травматологический прием в поликлинике. Травматология вполне соответствовала времени. Имея один операционный блок с хирургическим отделением, в этом блоке удалось организовать отдельно: «чистую», «гнойную» и операционную для ургентных (неотложных) операций.

Анестезиология при переезде в новую больницу уже имела освобожденного анестезиолога, им был доктор Шафорост В. Их помещение располагалось одновременно близко к операционной и к палатам интенсивной терапии; в наличии был полный штат медсестер. Так заканчивались 60-е годы Евпаторийской хирургии.

В самом конце их заведующим хирургического отделения был назначен Г.Л. Алукер, который прошел с отделением следующее десятилетие. Этот путь отделение, с новым заведующим, прошло под руководством нового Гл.хирурга Крыма доцента Потаповой Зинаиды Федоровны. «Баба Зина» так с любовью и теплотой называли ее все хирурги Крыма и не только! Высоко эрудированная, энергичная, добрая и внимательная к больным Зинаида Федоровна помогла завершить план доцента Соловьева (ушедшего на заведование кафедрой) по реорганизации хирургии в городе Евпатории. С началом работы в новой больнице речь уже идет не просто о хирургическом отделении, а о службе. В неё входят: хирургическое отделение на 80 коек, травматологическое отделение на 40 коек, а также вновь открытое ЛОР-ГЛАЗНОЕ отделение на 40 коек и анестезиологическая служба, расположенная на базе хирургического отделения. В больнице создается единая стерилизационная, а также организован приемный покой. В нем имелись условия для осмотра больных, проведения диагностических мероприятий, первичных хирургических обработок, наложения гипсовых повязок и т.д.

Всех больных хирургического профиля обслуживают в первую половину дня, работающие в отделении хирурги, а дальше заступившие на смену дежурные хирурги (из тех же работающих в стационаре и поликлинике). Таким образом, хирурги постоянно отрывались от своих больных, что было крайне нежелательно. А вскоре выяснилось, что одному хирургу вообще не под силу обслуживать приемный покой, особенно в летний период времени. Это были новые проблемы, требующие организационных решений. А вообще проблем перед коллективом отделения было много, решение которых, в конечном счете, должно было привести к одному – улучшению качества лечебного процесса. После лихолетья 60-х в отделение должны были вернуться спокойствие и стабильность. И это происходило: начали работать ургентные хирургические бригады, вслед за этим были перепрофилированы койки так, чтобы все врачи могли работать в стационаре полный рабочий день, а не разрываться между поликлиникой и стационаром по 0,5 ставки. И наконец, пришло время для открытия Урологического отделения. Оно выделилось из хирургии, и было организовано в 1978 году на 40 коек, первым заведующим был назначен Р.С. Риппенбейм. Опытный специалист, ответственный человек он начал ставить отделение на ноги. Позже были еще два заведующих Грибачев В.С. и Ладыжинский Б.Н. Но только с приходом на эту должность Сергея Геннадьевича Богданова положение в отделении стабилизировалось, на редкость быстро и прочно.

И наконец, очень важным моментом в реализации задач по улучшению качества лечебного процесса, явилась постоянная работа по повышению уровня знаний каждого хирурга. Для этого опробовано много методов и пройдено много путей: проводился обзор литературы, проводился врачами анализ собственной работы, который порой заканчивался сообщениями на всевозможных врачебных конференциях.

Вот только краткий перечень сообщений вышедших из хирургического отделения:

• Евпаторийское городское врачебное общество: «Течение до и после операционного периода у лиц пожилого и старческого возраста». Евпатория 1972 г.
• Крымская областная конференция хирургов «Характеристика острой гнойной инфекции» по материалам хирургического отделения Евпаторийской городской больницы. Симферополь 1977 г.
• Крымская областная конференция хирургов: « Спаечная болезнь в экстренной хирургии» по материалам хирургического отделения Евпаторийской городской больницы. Алушта 1980 г., и многие другие.

Регулярно проводится анализ качественных показателей. Все это должно дать свои результаты, и судя по вердикту комиссии – дало! А комиссия во главе с доц. Потаповой З.Ф. и доц. Ю.В.Балтатис (представитель Гл.хирурга Украины) проведя проверку работы за несколько лет «признали отделение стабильно-работающим на удовлетворительных показателях» . Вслед за этим отделение становится базой мединститута по подготовке врачей-интернов по хирургии. Врачи готовились для городов, районов и здравниц Крыма. В нашем городе и сегодня вполне успешно трудятся выпускники Евпаторийской интернатуры, и город уже знает этих докторов, это: Парамонов С.Н., Богданов С.Г., Гаврик Ю.Б., Ибрагимов Ю.А. Многие с успехом трудятся на курорте, среди них хорошо известен в городе Прочан В.Н., который продолжая оперативную деятельность, сочетает ее с организаторской работой.

Пока рутинно проводились перечисленные мероприятия, незаметно прошло десятилетие. На пороге восьмидесятые годы ХХ столетия, и в них хирургическая служба города входит: 80-ти коечным хирургическим отделением с профильными койками; онко и детскими хирургическими койками, двумя 40 коечными отделениями травматология и урология; отделением анестезиологии с 4,5 ставками профессиональных анестезиологов.

Не прошло и 15 лет - и в больнице вновь стало тесно, остро не хватало коечного фонда. Рос город, увеличился поток отдыхающих. Летом коридоры терапевтического и особенно хирургического отделения заставлены раскладушками. Встал вопрос о расширении больничных площадей. Строится терапевтический корпус, строится новое здание поликлиники, готовится документация для строительства нового хирургического корпуса.

Но это уже другая история, вернее даже и не история, а сегодняшний день первого городского медицинского объединения. И сегодня у нее новое лицо, новые герои, новые идеи.

Прошло «каких-то» полтора столетия и на месте богоугодного заведения на 12 коек – живет и функционирует современное многопрофильное лечебное учреждение.

Мы, как могли, проследили этот отрезок пути. В исследовании нет ни строгой хронологии, ни скрупулезного перечисления всех событий и всех действующих лиц, но при этом мы старались сохранить документальный характер изложенного.

Список используемой литературы:

• Постановления Евпаторийской городской Думы за 1898, 1899, 1900, 1904,1905,1906,1907,1908,1909,1911 годы, Евпатория
• Под ред. Семенова-Тян-Шанского В.П. Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Настольная и дорожная книга. Том XIV. Новороссия и Крым
• Под ред. Вернера К.А. Памятная книжка Таврической губернии. Симферополь,1889
• Справочник курорта Евпатория – Евпатория,1925
• Курорт Евпатория в Крыму. Изд.Каганович Э.Б.- Евпатория,1914
• Пьянков В.Г. Вся Евпатория. Адрес-календарь-справочник. – Евпатория,1913
• Спутник по городу Евпатории. Издание городской Управы. – Евпатория,1916
• Пьянков В.Г. Справочная книжка города Евпатории и его уезда. – Евпатория,1888
• Смета доходов и расходов г.Евпатории на 1914 год. – Евпатория,1913
• Смета доходов и расходов г.Евпатории на 1915год. – Евпатория,1915
• Горчакова Е. Воспоминание о Крыме. – М.,1883
• Отчет Евпаторийской уездной земской Управы за 1911г. – Евпатория,1912
• Отчет Евпаторийского окружного и районного исполкомов Советов 5-му Окружному съезду Советов (01.09.1922-01.08.1923). –Евпатория,1923
• Краткий отчет Евпаторийского Районного исполнительного комитета Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и военморских депутатов Районному съезду Советов созыва 1924г. – Евпатория,1924
• Биография Б.И.Казаса ЕКМ-5270/Д-60
• Буслаев И.В.Состояние специализированной хирургической помощи в Евпатории.1954г. ЕКМ-6809/Д-1370
• Отчет доктора Кольского 1843г. Справочник «Евпатория-Саки» Гольдфайль и Гроссман 1927
• Автобиография. Буслаев И.В.
• Биография Кащенко М.Н. , Кальфа А.И. Госархив г.Евпатория
• Новороссийский календарь на 1847г., г.Одесса 1846
• Отчет евпаторийского городового врача за 1844
• «Евпатория год187 3» доктор Трахтенберг
• «Цифры и факты 1884-1887г.г.» Пьянков В.Г.
• Справочная книга о городе Евпатория, Пьянков В.Г. 1916
• Крым, его хлебопашество и хлебная торговля, Янсон 1870
• Курорт-Евпатория. Хрущев В.Л., Агаджанян Н.А.
• Прошлое и настоящее Феодоссийской городской больницы, Барашьян Н.
• Очерк «Евпатория и ее окрестности» Г.Соколова (медицинские прибавления к морскому сборнику издаваемое под наблюдением Флота – Генерал-штаб – доктор. Выпуск 11 Санкт-Петербург 1871 г. стр.300-301)
• Крым Госархив ф.253 оп.12 « Об исключении из числа проституток»
• Крымгосархив ф.273 Постановление Евпаторийской санитарно-исполнительной комиссии с.1.04 1894г.-18.01.1895 г.
• Крым Гос. Архив ф…. оп.112 Протокольные постановления Евпаторийского врачебного Совета. Апрель 1904 г.
• Крым Гос. Архив ф.777 оп. 270 «По обвинению земского врача Сакского врачебного участка Бухбингера П.Б. в неправильных действиях» 1910г.
• Крым Гос.Архив ф.834 «О признании общественного значения лечебными местностями Евпатории»
• Крым Гос.Архив ф.27 оп.12 д.657 Протоколы постоянного Евпаторийского Врачебного Совета
• Крым Гос.Архив ф.769 оп.1 д.40 стр.97 Евпаторийская земская больница
• Ф.27 оп.12 д.794 Крым Гос.Архив «Отчет о состоянии народного здоровья и организации врачебной помощи за 1911 г.»
• Крым Гос.фонд ф.764 оп.1 д.1 по 15, стр.45 «О найме дома у полковника Косачева под помещение Евпаторийской больницы 18…..»
• Крым Гос.Фонд ф.718 оп.37 с 1858 по 1867 г.г. Евпаторийское больничное отделение
• Крым Гос.Фонд ф.764, 50 единиц хранения с 1868 по 1909 г.г. Евпаторийская уездная земская больница
• Газета «За медицинские кадры» Крымского медицинского института № 34 1980 г.
• Газета «Евпаторийская здравница» №11 за 1980 г.

       Группа сайтов
       Новости и анонсы

09.11.17: Опубликовано эссе евпаторийского автора Олега Луцука "Музыкальная жизнь города 50-60 годов"

15.05.17: Автобиографическая книга евпаторийца А.Б. Кушлю "Тот, кто рожден был у моря..." опубликована полностью!

В предверии 73-й годовщины со дня гибели Героя Советского Союза Н.А. Токарева размещены уникальные кинокадры с процессии перезахоронения Героя

В Евпатории создана Общественная организация "Историко-просветительское общество "Клио". Для регистрации заполните форму на соответствующей странице

Сайт по истории Евпатории теперь доступен и по адресу история-евпатории.рф

Хочу извиниться перед всеми, кто прислал свои материалы, и они еще не опубликованы. К сожалению, не успеваю выкладывать материалы сразу. По мере обработки, обязательно, все присланные материалы будут опубликованы.

В Евпатории еще остались артефакты советской, а иногда и дореволюционной эпохи. Для создания на сайте раздела, посвященного этой теме, прошу евпаторийцев присылать свои фото таких артефактов, а если нет возможности сфотографировать, то адрес, где это находится. В Севастополе это собирают ТАК

29.05.08: открылся мой сайт по истории Евпатории

Информационные партнеры -
Краеведческий музей
Центральная Библиотека
"История Царского села

 

   
Ключевые слова:
Евпатория; История; Керкинитида; Гезлев; Г. Алукер - Евпаторийская городская больница от Земства до наших дней
При размещении материала, взятого с сайта "История Евпатории", активная гиперссылка на сайт обязательна
При использовании фотографий, взятых с сайта "История Евпатории", запрещено удаление водяных знаков с адресом сайта
История Евпатории от Керкинитиды через Гезлев к Евпатории. Интересные факты о Евпатории. Евпатория в книгах. Книги о курорте Евпатория