Историки и краеведы: публикации
      Евпатория: интересное
      Евпатория в книгах

А.Н. Стома - ОЧЕРКИ ЕВПАТОРИИ - ПАРК МЕЧТЫ

1. КАК ОН ВОЗНИК

Мойнакский парк - одно из самых замечательных мест нашего города. Озерная свежесть, ароматы и лечебные фитонциды разнообразных деревьев и кустарников создают неповторимую атмосферу. Я часто здесь бывал, и всякий раз восторгался им.

Как это прекрасное творение появилось на бесплодной земле, окружающей рапное озеро? В многочисленных путеводителях, рассказывающих историю развития евпаторийского курорта, авторы добросовестно повторяют друг за другом: в 1886 году евпаторийскими врачами С.И. Ходжашем и С.П. Цеценевским была построена частная грязелечебница на берегу озера Мойнаки, сооружены гостиница и ресторан. О парке же авторы не пишут. Вот разве только у Н. Головкинского в «Путеводителе по Крыму» (1894 г.) читаем: «В 1892 году при лечебнице устроен артезианский колодец, дающий в изобилии хорошую воду. При гостинице разбит на 2-х десятинах парк, украшенный фонтанами».

В городском краеведческом музее есть дореволюционная карта-схема Евпатории. Возле озера Мойнаки зеленое пятно и надпись «Парк Всероссийской грязелечебной санатории». Этот парк разбит в связи с пожеланием императора Николая II, высказанным им 13 мая 1915 года, создать у Мойнакского озера «Всероссийскую грязелечебницу имени цесаревича Алексея».

В связи с этим, Таврический губернатор Н.А. Княжевич приказал ускорить сооружение железнодорожной ветки Сарабуз-Евпатория и поставил на заседании губернской строительной комиссии рассмотрение вопроса о благоустройстве грязелечебницы.

Газета «Евпаторийские ведомости» (07 08.1916 г.) писала по этому поводу: «На заседании 2 августа был представлен специалистом-садоводом г. Янатко проект парка, который был подвергнут всестороннему рассмотрению; лесным ревизором был доложен список пород деревьев для насаждения парка, а затем был рассмотрен вопрос о способе добывания и количестве пресной воды, необходимой для парка, так и для сооружения грязелечебницы. В результате совещания к работам будет приступлено немедленно, и насаждение парка будет осуществлено нынешней осенью».

Возможно, так и было бы сделано, но в следующем году грянула Октябрьская революция, и на долгое время стало не до парков. Только «в канун 10-летия Великого Октября был торжественно заложен фундамент новой лечебницы, произведена перепланировка парка…» (Из путеводителя А. Лоевского).

В 1946 году был разработан Генеральный план развития Евпатории сроком на 15-20 лет. Согласно этому плану вокруг Мойнакского озера намечалось разбить громадный парк площадью 120 га, а около Ялы-Мойнакского озера - детский парк.

2.БУЙСТВО ПРИРОДЫ НА ПЕСКЕ

Передо мной два документа. Первый - инструкция по проведению технической инвентаризации зеленных насаждений здравниц. Второй - журнал пересчета и оценки деревьев и кустарников в парке грязелечебницы «Мойнаки».

В журнале указан год устройства парка - 1927. Опять приходится отмечать, что дореволюционный период предан забвению, хотя в это время разработаны научные основы заложения парка и произведены первые посадки. Но вернемся к журналу. Он был начат в год проверки, в 1971 году, в соответствии с требованиями указанной выше инструкции. Сделала это Зинаида Михайловна Савиновская, которая работала в здравнице с 1966 по 1982 год садоводом - агрономом. Журнал интересен уже тем, что зафиксировал состояние, возраст и разновидность зеленых насаждений на каждый год, т.е. по нему можно проследить динамику развития парка. Вызвало удивление то, что среди множества только один вид насаждений имеет преклонный возраст. Речь о туе - известном всем евпаторийцам дереве.

В молодости это крепкий, стройный и неприхотливый кустик, а в зрелом возрасте может стать, если не ухаживать, лохматым чудищем. Так вот в 1971 году многие из туй насчитывали 50-летний возраст, остальные деревья были не старше 25 лет. Почему? Ведь известно, что предельный срок жизни другого евпаторийского аборигена - акации - 80 лет.

Зинаида Михайловна объясняет это особенностями почвы и микроклимата в районе озера. Соленые воды, близкие к поверхности земли, и частые туманы, заносимые ветром с акватории озера, создают экстремальные условия для многих насаждений, и поэтому они и не доживают свой век. Только туя хорошо себя чувствует в этой среде.

Познакомился я и с другим садоводом-агрономом, Владимиром Михайловичем Дюжевым, работавшим в здравнице с 1952 по 1992 год. Перед его глазами «промелькнула» почти вся послевоенная история парка лечебницы.

Только семь лет прошло по окончании войны. Город, как и вся страна, залечивал ее последствия. В Мойнакском парке буйствовал «уксусник». В науке это дерево называется «айлант». Оно, благодаря широкой корневой системе очень быстро распространяется. Долгие годы парком никто не занимался, вот айлант и заполонил все вокруг.

Труд по вырубке этого сорного дерева был не только тяжел, но и опасен. Это было связано с тем, что во время оккупации на территории грязелечебницы находилась немецкая мастерская по ремонту танков. От них в парке и остались снаряды. Натыкаясь на них, лопата или топор часто звенели.

Зима 1953-1954 годов была необыкновенно снежной. В то время между городом и здравницей была голая степь, поэтому все снега сдувались восточными ветрами в сторону Мойнак. Парк был занесен по самые верхушки деревьев. Такой размах стихии, по словам Дюжева, побудил руководство города принять решение о разбивке рядом с грязелечебницей лесополосы с тем, чтобы в дальнейшем избежать непредвиденной остановки «сердца курорта».

В 1966 году грязелечебницу возглавила Мария Тимофеевна Воронова. Савиновская вспоминает, что главный врач, уделяя много внимания парку, требовала сделать его благоустроенным, культурным и красивым. Ландшафт, по ее словам, должен создавать атмосферу благополучия и здоровья.

Началась трудная работа. Газоны и бордюры были окантованы камнем, устроены рабатки, заасфальтированы основные аллеи и площадки, возведены уютные беседки, установлены столы и скамейки.

В то время очень хорошо работали «Зелентрест» и Общество охраны природы, для расчета с ними в годовом бюджете здравницы было заложено 5-6 тысяч рублей, и этой суммы хватало на все оплаты.

Зинаида Михайловна вспоминает такой эпизод. Вдоль главного корпуса рос ряд берестов, стволы которых были так искривлены, что их называли «пьяными». Она решила избавиться от них. Когда выкорчевали, поползли слухи: «Поработает Савиновская с десяток лет и останется наш парк без деревьев». Не знали они, что из Алушты уже идут машины с заказанными соснами, и ждет она их вместе с работниками Общества охраны природы с минуты на минуту.

Сажали эти деревца поздно вечером, когда людей на работе не было. Приходят наутро, а молоденькие сосенки помахивают ветками. Как в сказке. Эти сосны живы и поныне, но равнодушие и нехозяйское отношение сказалось и на них: торчат во все стороны сучки от неаккуратно обрезанных и поломанных веток.

Из записей в журнале следует, что в 1971 году в парке произрастало:
туй - 1250,
акаций - 320,
софор - 250,
берестов - 95,
тополей - 65,
сосен - 52,
ясеней - 30,
кипарисов - 25,
кедров - 18,
дубов - 23.

Сегодняшняя статистика была бы беднее. Многое утеряно.

3.ТАК РОЖДАЮТСЯ ЛЕГЕНДЫ

Поговорил я о Мойнакском парке и с нынешним главным врачом грязелечебницы В.А. Атюшкиным. В завершение нашей беседы он сказал: «Посмотрите на платан-старожил и столетний дуб. Это очень интересно».

Принял совет и пошел сначала к платану. Была зима, в дереве с голой кроной была особенно заметна его мощь.

А вот дуб…. Могучий ствол в высоте раздвоился, образовав шикарное переплетение из множества крепких веток. Не знаю как у кого, но когда вижу перед собой дуб, у меня возникают мысли о бренности человеческого существования: нас уже нет, а он все стоит. Из размышлений вывел сопровождавший сотрудник. «Этот дуб, - сказал он, - называется «Корчагинским». Под ним во время лечения в санатории любил отдыхать писатель Николай Островский».

Приняв это заявление во внимание, осмотрелся. Слева от дуба блестит стеклами павильон, построенный над бюветом минеральной воды. Как он сумел сохраниться во время строительных хлопот?

Недоумение рассеяла Зинаида Михайловна. Павильон строили в 1980 году. Не думала она, что дуб может помешать возведению павильона: свободного места было много. И когда строители подошли с пилой к дубу, их увидели садовые рабочие. Они бросились к Савиновской с криком: «Корчагинский дуб хотят спилить»! Она отстояла дуб: павильон сдвинули влево от дуба.

Ну, а как насчет того, что под дубом отдыхал Островский? «Говорят, отдыхал, - ответила Зинаида Михайловна, - но спросите лучше у Дюжева». Спросил. Владимир Михайлович улыбнулся вопросу и стал рассказывать.

Ему эту историю, в свою очередь, поведал один из ветеранов санатория «Майнак» (так до войны назывался санаторий «Родина»).

В то время, когда здесь лечился пролетарский писатель, шло строительство главного корпуса грязелечебницы. Здоровье Островского все более ухудшалось: болели раны, очень мучили головные боли. И вот однажды в минуту душевной тоски бросился он из опостылевших санаторных коридоров куда глаза глядят. Направил свою инвалидную коляску, которую с горькой иронией называл «тачанкой», в ворота, чтобы уехать в степь, но путь ему преградила канава. Остановился, чуть не свалившись в нее, и осмотрелся. А кругом кипела работа: сновали рабочие с носилками, лязгали лопаты и кирки, ухали, кроша скальный грунт, молота по зубильям, слышались громкие команды бригадиров.

Взыграло сердце солдата революции от одного вида такой кипучей деятельности. Как не похожа она на сонное болото санаторного времяпрепровождения! И воспрянул мученик революции духом. Нет, не остановилась жизнь! Долой уныние! Жить надо и тогда, когда это кажется невыносимым!

«Потом, - продолжил свой рассказ Владимир Михайлович, - тот же ветеран указал место, где была та злополучная канава. Раскопали и убедились, что скала в этом месте порушена, значит, действительно здесь была траншея».

И вот 29 сентября 1954 года, в день 50-летия пролетарского писателя Николая Островского, посадил Дюжев на знаменательном месте молодой дубок. Тогда и назвали его «Корчагинским».

Не отдыхал под этим дубом, израненный на фронтах гражданской войны писатель - создатель образа Корчагина, и не надо. Этот дуб увековечил не хандру или тоскливые размышления, а подъем, если не сказать, взрыв духа! Не зря по этому поводу В.М. Дюжев сочинил такие стихи:

Здесь он, сгорая, сражался с недугом.

Память народная выросла дубом.

Думаю, что этот дуб заслуживает называться «Корчагинским», коль посажен в честь его. Спросят: «А как же легенда?» Смущает нестыковка по времени. Отдыхал Н. Островский в санатории «Майнак» в 1926 году, а началась стройка на год позже. Но народ увязал большую для города стройку с именем героя гражданской войны, и это не удивительно: легенды всегда отражают нравственный облик эпохи.

4.ПРОГУЛКА ПО АЛЛЕЯМ

В один из майских дней я договорился с Зинаидой Михайловной встретиться в парке грязелечебницы, чтобы прогуляться по нему и побеседовать о нем.

Весна 1996 году припозднилась, поэтому не все деревья украсились листьями, но наиболее ранние стояли в зелени, а то и в цветах. Моя спутница с трудом согласилась посетить место, которому отдала много сил. Не хотела бередить душу, поэтому десять лет здесь не была. Настороженно ходит по парку и часто-часто вздыхает, гладит рукой стволы матерых деревьев и что-то при этом шепчет. Прислушался и услышал такие слова: «Живешь, родненький. Дай Бог, чтобы и дальше жил». Вот так. Как с близкими людьми.

Долго ходили в поисках береста. Не знал я этого дерева и путал его с вязом. «Вот тут был берест», - показывает рукой Зинаида Михайловна на пустое место и вздыхает. Видим несколько берестовых порослей, пробившихся от оставшихся в земле корней. Наконец одно дерево находим. Могучий берест. Сколько ему осталось? Вздох.

Кипарисов и кедров нет вовсе. «Возможно, не на пользу пошел им приозерный климат», - предполагает моя спутница.

Из многих кустов можжевельника нашли только один, да и тот в заброшенном состоянии у ворот. Березы тоже были. Можно было бы продолжить этот своеобразный мартиролог, но и так ясно - скудеет парк. Мы не увидели ни одного (!) молодого деревца, которое было бы посажено на освободившемся месте. Кончится короткий век растущих здесь деревьев и что придет им на смену?

Парк вопиет пустыми клумбами, поломанными скамейками и их отсутствием. На центральной аллее видим рабатки, засаженные вечнозеленым буксусом. Он стал рыжим из-за того, что давно не подрезался и не убирались высохшие ветки. Помнится, как стройны и свежи были ряды этого кустарника, а между ними росли розы! Сейчас же смотришь и не веришь тому, что видел когда-то своими глазами.

Расставание с Зинаидой Михайловной было грустным. Я уже понимал, что не получится восторженного рассказа о зеленом чуде. Уж очень контрастны весенняя свежесть и нынешняя нищета парка. Такими видишь сегодня наших пенсионеров. Неужели и парку уготована их судьба - доживать?

       Группа сайтов
       Новости и анонсы

15.05.17: Автобиографическая книга евпаторийца А.Б. Кушлю "Тот, кто рожден был у моря..." опубликована полностью!

03.05.17: Начинаем публикацию автобиографической книги евпаторийца А.Б. Кушлю "Тот, кто рожден был у моря..."

28.03.17: С 1 апреля вы можете приобрести новую книгу И.М. Слепкан "История семьи - история города"...

В Евпатории снимают кино... Несколько фото с реконструкторами

В предверии 73-й годовщины со дня гибели Героя Советского Союза Н.А. Токарева размещены уникальные кинокадры с процессии перезахоронения Героя

В Евпатории создана Общественная организация "Историко-просветительское общество "Клио". Для регистрации заполните форму на соответствующей странице

Сайт по истории Евпатории теперь доступен и по адресу история-евпатории.рф

Хочу извиниться перед всеми, кто прислал свои материалы, и они еще не опубликованы. К сожалению, не успеваю выкладывать материалы сразу. По мере обработки, обязательно, все присланные материалы будут опубликованы.

В Евпатории еще остались артефакты советской, а иногда и дореволюционной эпохи. Для создания на сайте раздела, посвященного этой теме, прошу евпаторийцев присылать свои фото таких артефактов, а если нет возможности сфотографировать, то адрес, где это находится. В Севастополе это собирают ТАК

29.05.08: открылся мой сайт по истории Евпатории

Информационные партнеры -
Краеведческий музей
Центральная Библиотека
"История Царского села

 

   
Ключевые слова:
Евпатория; История; Керкинитида; Гезлев; А.Н. Стома - ОЧЕРКИ ЕВПАТОРИИ - ПАРК МЕЧТЫ
При размещении материала, взятого с сайта "История Евпатории", активная гиперссылка на сайт обязательна
При использовании фотографий, взятых с сайта "История Евпатории", запрещено удаление водяных знаков с адресом сайта
История Евпатории от Керкинитиды через Гезлев к Евпатории. Интересные факты о Евпатории. Евпатория в книгах. Книги о курорте Евпатория