Историки и краеведы: публикации
      Евпатория: интересное
      Евпатория в книгах

А.Н. Стома ОЧЕРКИ ЕВПАТОРИИ - ВОЕННЫЙ КОМИССАР

Этого человека не славили на пионерских сборах и не приглашали на юбилейные торжества, даже больше, его вышибли из ВКП(б) с формулировкой: «Выбыл механически в связи с длительным отрывом от партии за период нахождения в плену».

Какое лицемерие! Не «исключили», а «выбыл механически», и не потому, что был в плену, а «в связи с длительным отрывом от партии», то есть за то, что, находясь в плену, не посещал собрания и не платил членские взносы! Такое решение было принято в 1947 году, когда прошла послевоенная горячка и уже выяснилось, что этот человек попал в плен не по собственной воле и, к тому же, находясь в нечеловеческих условиях фашистских концлагерей, нисколько не запятнал себя.

На первый взгляд, принятое известными инстанциями решение абсурдно, а на самом деле в нем просматривается логика самозащиты. В собственных недоработках (стараюсь не употреблять резких слов) правящая партия обвиняет своего рядового бойца, а сама, как сейчас говорят, остается белой и пушистой.

Кто знает о том времени не понаслышке, тот помнит, с каким презрением относилось государство к выжившим в плену и даже побывавшим в оккупации, которых, фактически, само и не сумело защитить. Те миллионы советских граждан, незаслуженно униженные, с тем и ушли в небытие, и если кто о них вспоминает, так это родственники.

1 апреля 2005 года в «Евпаторийской Здравнице» была помещена фотография с таким текстом:
«19 лет светлой памяти 13.02.1908 – 01.04-1986, Булдынский Виктор Васильевич. Помним, любим, скорбим. Дочь, сын, внуки, родственники». С человеком, изображенным на снимке, я не был знаком и даже не встречался (лицо запоминающееся), зато работал с сыном Виктора Васильевича и слышал много хорошего о его дочери.

Созвонился с Татьяной Викторовной, и мы встретились. Посмотрел сохранившиеся документы ее отца и обратил внимание на фотографии генералов. Генерал-лейтенант И. А. Ласкин при всех регалиях. На обороте читаю: «Соратнику по боям Севастопольской обороны, боевому офицеру штаба 172 стр. дивизии – Виктору Васильевичу». Вторая фотография изображала бригадного генерала Солонцова. Он еще в форме без погон, в петлицах ромбы.

Мы чуть позже вернемся к этим командирам, а сейчас несколько слов о герое нашего очерка. Трудовую деятельность Виктор Васильевич начал в 16 лет учеником сапожника. Видимо, у юноши были тяга и способности к умственному труду, если он в том же 1924 году становится регистратором в окружной страхкассе г. Тульчина в Винницкой области, а в январе 1930 года – уже управделами Бершадского райкома ВКП(б).

В октябре этого же года его призывают в ряды Красной армии. Он красноармеец Каменец-Подольского райвоенкомата. Окончив экстерном Киевское пехотное училище, становится помощником начальника учетно-мобилизационной части военкомата.

В октябре 1938 года назначается военным комиссаром города Евпатории. Его жена Любовь Владимировна и дочь Татьяна живут на территории военкомата (сейчас там 4-я часть). В период службы в Евпатории ему присваивается воинское звание – капитан. В газете «Коллективист» (23.11.38 г.) публикуется статья «Военком Булдынский». Его избирают депутатом Евпаторийского горсовета.

С началом войны основной военной силой, кроме флота, в Крыму была 51 Отдельная армия. К уже имеющимся дивизиям в ее состав должны были влиться еще четыре, сформированные непосредственно в Крыму. Этим и занялся военком. В августе из Евпатории на Кавказ эвакуировался госпиталь. С ним уехала Любовь Владимировна с дочерью. В этом же месяце Булдынского назначают начальником 4-го отдела (строевого) 172 стрелковой дивизии 51 армии, и он отправляется на Перекоп отстаивать Турецкий вал.

В начале октября для усиления обороны Крыма на полуостров перебрасывается Отдельная Приморская армия под командованием И.Е. Петрова. Но и это не удержало немцев. 29 октября фронт советских войск на Перекопе был прорван. Начался отход. 172 дивизия влилась в состав Приморской армии и вместе с ней отходила в сторону Севастополя. 51-я армия ушла на Керчь.

Началом обороны Севастополя принято считать 30 октября 1941 года. В этот день был отбит первый натиск врага. Приморская армия вошла в Севастополь только 9 ноября.

Оборона Севастополя делилась на секторы. Нас будет интересовать тот сектор, где воевал Булдынский. Вот выписка из приказа: «…Второй сектор обороны – комендант полковник Ласкин. Состав войск – 172 стр. дивизия в составе: а) 514 стр. полк в составе двух батальонов. 1-й батальон сформировать из всех частей 172-й дивизии. 2-й батальон укомплектовать за счет трех рот истребительного отряда и роты 51 полка связи (…). Предполагаю, что капитан Булдынский к этому приказу руку приложил как начальник строевого отдела. Обратите внимание, что «из всех частей 172 дивизии» формируется только один батальон! Представляете, какие потери понесла дивизия в боях под Перекопом. Не меньше они были и при обороне Севастополя. Остановлюсь на последнем этапе этой героической эпопеи.

Июнь 1942 года. Дивизия полковника Ласкина обороняет Северную бухту, сдерживая натиск четырех дивизий немцев. Враг понимает, овладев этой бухтой, он подкосит оборону города под корень. 172-я, стойко сопротивляясь, несет громадные потери. Ласкин и комиссар дивизии ранены. Ранен в голову и майор Булдынский. (Звание майора ему присвоено приказом СКВО №013 от 07.06.42). Не хватает не только людей, но и боеприпасов. В Северной бухте была потоплена «Грузия», пришедшая в Севастополь с подмогой. Моряки с помощью водолазов организовывают выемку снарядов из трюма.

Генерал Петров лично благодарит полковника Ласкина за стойкость и умелую организацию обороны. В соответствии с приказом по Приморской армии №024 от 25.06.42 г. проводится награждение личного состава дивизии. Майор Булдынский награждается орденом Красной звезды. Заметьте, это были последние дни обороны. Решение ставки об оставлении Севастополя объявлено 30.06.42 г.

Еще один штрих. «За последние 25 дней осады Севастополя немецкая армия послала на город 30 тысяч тонн снарядов, а авиация Ритгофена совершила 25 тысяч вылетов и сбросила 125 тысяч тяжелых бомб – почти столько, сколько английский воздушный флот сбросил к тому времени на Германию с начала войны». (Французский генерал Л. Шассен. «История второй мировой войны»). Сравните площади Германии и Севастополя, стиснутого немецкими клещами, и представьте себе, что пришлось вытерпеть его защитникам.

Оставшиеся в живых севастопольцы устремились на Херсонесский мыс. Приняли бой с одним лишь стремлением – дождаться выручки. Не дождались. Майор Булдынский 4 июля снова ранен. Так он, как и тысячи других защитников Севастополя, был пленен немцами.

Теперь посмотрите, как описывают эту трагедию в капитальном труде «Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941 – 1945 гг.». Цитата: «Часть доблестных защитников города погибла в неравном бою на Херсонесском мысу, а некоторые пробились в горы к крымским партизанам и там продолжали борьбу». Представляете, ни слова о тысячах пленных! И такое публиковалось в 1975 году!

Госпиталь, эвакуированный из Евпатории, обосновался в Ессентуках. Любовь Владимировна Булдынская работает там же. Но вот город захватили немцы. Она вовремя узнает, что ее фамилия, как жены советского командира, попала в «черные» списки, бежит с Таней на окраину города. Здесь местная казачка прячет их в подвале.

Немцев изгоняют, и работа в госпитале продолжается. Любовь Владимировна получает официальное извещение: ее муж в боях за Родину пропал без вести. Она надеется, что Виктор жив, и при встрече говорит об этом И.В. Буслаеву, который приехал в госпиталь с инспекцией.

Булдынские были хорошо знакомы с ним еще по Евпатории. Иван Васильевич обещал узнать подробности о пропавшем без вести евпаторийском военкоме. Еще одна встреча. В госпиталь после очередного ранения на излечение попадает генерал-майор Ласкин. Да, это он оборонял Севастополь. Услышав, что в госпитале работает женщина по фамилии Булдынская, да еще эвакуированная из Евпатории, Иван Андреевич встречается с ней. От него она узнает, что ее муж в плену у немцев. Генерал рассказывает, что сам был вывезен из Севастополя на подводной лодке в составе штаба Приморской армии. Три дня и ночи лодка, битком набитая людьми, шла до Новороссийска, маневрируя и ускользая от фашистских катеров и самолетов.

Но большинство защитников города, - рассказывал генерал, - так и остались на крымском берегу, потому что вывезти их было не на чем – многие плавсредства были разбитыми. Впрочем, и те, что смогли выйти в море, не все дошли до своего берега. Уезжая из госпиталя, Иван Андреевич обещал сообщать все новости о муже, если таковые будут.

А теперь, Татьяна Викторовна, внимание. При нашей встрече вы говорили, что отец, будучи в плену, работал у бауэра. Если помните, я этому не поверил, такое не могло случиться, и, к сожалению, оказался прав. Ваш отец полной мерой хлебнул ужасов фашистского плена, и если в семье говорил о бауэре, то потому, что не хотел лишний раз травмировать свою и вашу психику. Вы говорили о неудачных побегах отца из плена. Это косвенно подтверждается переводом его во все более жесткие места пребывания.

Если по прибытии в Германию он находился в обыкновенном лагере для военнопленных, называемом шталагом, то позже (20.07.43) он уже в штрафной команде (хорошо хоть оставили в живых). 4 апреля 1944 года он вообще переводится в один из самых кошмарных концлагерей Дахау, потом в его «филиал» Маутхаузен (Австрия). 5 мая 1945 года узников освобождают американцы.

Обыкновенно всех освобожденных из концлагерей американцы размещали по госпиталям, но ваш отец, Татьяна Викторовна, как и тысячи других его соотечественников, попал в советский пересыльный лагерь, располагавшийся там же, в Австрии. До июля 1945 года он проходит спецпроверку. Из этого лагеря, Татьяна Викторовна, вы и получили ту первую весточку, о которой говорили. Помните, мы с вами обсуждали вопрос: был ли ваш отец в каком-либо советском фильтрационном лагере, что располагались в Мордовии? В таких бывшие военнопленные проходили многомесячную более тщательную проверку. Вы, ссылаясь на рассказы отца, утверждали, что он не был в подобных лагерях. У меня мелькнула мысль, что если это так, то избежать их ему помог генерал Ласкин.

Проверить догадку так и не удалось, но в фильтрационном лагере Виктор Васильевич действительно не был. Из Австрии его направили в 7-й запасной полк, что дислоцировался в Великих Луках. Здесь и продолжалась спецпроверка. Запасной полк с его скудным питанием и изнурительной строевой подготовкой, конечно, не мед, но по сравнению с мордовскими лагерями – санаторий. Здесь Виктор Васильевич пробыл до декабря 1945 года.

В личном деле майора Булдынского есть такая справка: «Бывший военнослужащий Булдынский Виктор Васильевич, прошедший спецпроверку при в/ч 32085, на основании Указа Президиума ВС СССР от 25.05.45 г. демобилизован и направлен на учет в г. Ессентуки». Семья Булдынского все же вернулась в Евпаторию. Виктор Васильевич работает (с февраля 1946 г.) в Центральной курортной поликлинике заместителем главного врача по административно-хозяйственной части, руководит восстановлением здания поликлиники. Долгое время работал начальником отдела снабжения СМУ курорта.

Генерал-лейтенант Ласкин – это звание ему было присвоено после успешной операции по взятию Новороссийска – не забыл своего боевого товарища-севастопольца. Он не один раз приезжал к Булдынскому в Евпаторию. Здесь они работали над созданием исторического формуляра 172-й стрелковой дивизии 51-й Особой армии, охватывающего то время, когда соединение держало оборону на Перекопе. В архиве Виктора Васильевича не сохранилось каких-либо заметок по этому поводу, только копия протокола о создании комиссии. Но, как мне стало известно в процессе работы над этим очерком, И.А. Ласкин написал как минимум три книги о своем боевом прошлом. Первые две о боях в Севастополе и на Кавказе, а третья под названием «На пути к перелому» (Москва, Воениздат, 1977 г.), надо думать итоговая. К сожалению, ни одну из них в Евпатории я не смог отыскать. Только после первого опубликования этого очерка, откликнулся и помог мне Александр Владимирович Мурашко. Он, собиратель мемуарной литературы, имел на полке книгу генерала Ласкина. Читаю ее, пытаясь, хоть с запозданием, но узнать что-то новое о Будынском. Увы. Как наивен я был. Ведь рукописи подобных книг очень внимательно читали в соответствующих органах. И мог ли генерал, описывающий героические подвиги, включить в них человека, побывавшего в плену?

Теперь, когда вы знаете о Викторе Васильевиче столько, сколько и я, скажите, есть ли слова, способные описать отчаяние, охватившее советского патриота, когда он попал в плен? Единственное утешение, что он не один. Их было 95 тысяч! В последние дни из Севастополя было эвакуировано 498 человек. Среди них: штаб генерала Петрова, командиры дивизий, командование флота, партийные чиновники с родственниками, генералы НКВД. В самолеты пускали по спискам, остальным было приказано пробиваться в горы. Командовать остатками защитников был назначен генерал Новиков. Он погиб в январе 1944 года в немецком лагере Флоссенбург.

Не хочу память майора Булдынского лакировать избитыми словами. Она достойна глубокого уважения и земного поклона. Так почтим память почивших тружеников войны, а живым пожелаем не отчаиваться и продолжать жить. Одно их присутствие на грешной земле напоминает, что была великая страна, и они беззаветно защищали.

       Группа сайтов
       Новости и анонсы

09.11.17: Опубликовано эссе евпаторийского автора Олега Луцука "Музыкальная жизнь города 50-60 годов"

15.05.17: Автобиографическая книга евпаторийца А.Б. Кушлю "Тот, кто рожден был у моря..." опубликована полностью!

В предверии 73-й годовщины со дня гибели Героя Советского Союза Н.А. Токарева размещены уникальные кинокадры с процессии перезахоронения Героя

В Евпатории создана Общественная организация "Историко-просветительское общество "Клио". Для регистрации заполните форму на соответствующей странице

Сайт по истории Евпатории теперь доступен и по адресу история-евпатории.рф

Хочу извиниться перед всеми, кто прислал свои материалы, и они еще не опубликованы. К сожалению, не успеваю выкладывать материалы сразу. По мере обработки, обязательно, все присланные материалы будут опубликованы.

В Евпатории еще остались артефакты советской, а иногда и дореволюционной эпохи. Для создания на сайте раздела, посвященного этой теме, прошу евпаторийцев присылать свои фото таких артефактов, а если нет возможности сфотографировать, то адрес, где это находится. В Севастополе это собирают ТАК

29.05.08: открылся мой сайт по истории Евпатории

Информационные партнеры -
Краеведческий музей
Центральная Библиотека
"История Царского села

 

   
Ключевые слова:
Евпатория; История; Керкинитида; Гезлев; А.Н. Стома ОЧЕРКИ ЕВПАТОРИИ - ВОЕННЫЙ КОМИССАР
При размещении материала, взятого с сайта "История Евпатории", активная гиперссылка на сайт обязательна
При использовании фотографий, взятых с сайта "История Евпатории", запрещено удаление водяных знаков с адресом сайта
История Евпатории от Керкинитиды через Гезлев к Евпатории. Интересные факты о Евпатории. Евпатория в книгах. Книги о курорте Евпатория