Школьные годы в Евпатории
      Истории в судьбах
      Сильные духом. Евпаторийцы
      Известные люди в Евпатории
      Почетные граждане Евпатории
      История национального вопроса

'Золотой Пляж'

Представляем вашему вниманию эссе Олега Александровича Луцука, любезно предоставленное для публикации на сайте по истории Евпатории. Его строчки наполнены любви к родному городу, волной воспоминаний о том многом, что всколыхнет память многих евпаторийцев.


Задумывались ли вы когда-нибудь, что скрывают на дне воды Черного моря?  У Южного берега Крыма - скалы из коренных пород, в районе Балаклавы - уходящие в воду обрывы из мраморовидного известняка, который, по мере продвижения на север, сменяется более молодыми осадочными породами белого инкерманского камня и желтого евпаторийского ракушечника.  Многие тысячи лет прибой откалывал обломки прибрежных скал и перетирал их в песок, а береговые течения выносили его в бухты и заливы, намывая песчаные косы и перешейки.

К сожалению, люди не сохранили былой красоты Западного Крыма. Сначала англичане для удобства базирования флота, снабжавшего  оккупационную армию, одели  в камень  некогда песчаный берег Балаклавской бухты. Появление новых причалов, а также повышение уровня мирового океана, привели к исчезновению городского пляжа в центральной части города Евпатория и  многократному сокращению  ширины пляжей в курортной части вдоль набережной им. Горького. Некогда знаменитое Ракушечное поле при въезде в город теперь зовут более скромно Новым пляжем, где вместо редких по красоте ракушек стали собирать гальку, вынесенную из Крымских гор  речками Альма, Бельбек и др.

Севернее Евпатории пляжи все шире, а песок чище. Посмотрите песчинки через увеличительное стекло и вы обнаружите обломки удивительных по красоте раковин, населяющих дно шельфа. Дальневосточная хищница – ракушка рапана,  расплодившаяся в последние годы, представляет, на мой взгляд, наибольшую, ещё не до конца осознанную угрозу, обитателям дна. Своим черным хоботом она отсасывает с поверхности дна все живое. Даже колонии мидий не выдерживают атак этого хищника.

Заглядывать на глубину свыше 30…40 м нет смысла – все больше ила, достигающего толщины в несколько километров (в самой глубоководной центральной части Черного моря). Это скопившиеся за миллионы лет осадки стоков рек, пропитанные сероводородом.

Часть берега, покрытая песком, пригодная для купания, стала называться пляжем сравнительно недавно – с конца XIX века. Во всяком случае, мне неизвестны исторически более ранние примеры праздного времяпрепровождения на берегу моря и связанные с этим традиции  в архитектуре (купальни, мостики и прочее) и обслуживании отдыхающих (набережные и приморские парки – курзалы со своей специфичной индустрией питания и развлечений). По-видимому, этот феномен имеет как социальный аспект, так и свои исторические корни в культурах народов Средиземноморья.

Сырой климат Петербурга, а также традиции французского воспитания дворянских детей, побудили членов царского двора к приобретению земель и строительству вилл на Лазурном берегу. Отдых у моря  вместо альпийских и кавказских курортов «на водах» быстро стал модным у русской буржуазии. Этому способствовала колонизация Россией черноморского побережья Крыма и Кавказа.

Лечебные грязи и морские ванны Евпатории буквально поставили на ноги многих ветеранов русско-турецкой войны. Делаются научные обобщения накопленного опыта лечения легочных заболеваний и суставов. Внедряются современные методы диагностики, лечебная физкультура и диетология. При Советской власти развивается инфраструктура Крыма как всесоюзного курорта с санаториями для комсостава РККА, НКВД, чиновников Госплана, Госстроя и членов их семей. Стало традицией премировать победителей соцсоревнования путевками на курорт. Вместе с тем, наметившееся при НЭПе расслоение общества на богатых и бедных, породило волну «неорганизованных» отдыхающих, для которых летняя поездка в Крым была редкой возможностью легализовать шальные деньги. Курзал и набережная превратились в «ярмарку тщеславия». Гостиница «Дюльбер», построенная в 1911 году  родным братом городского головы Э.Дувана, с рестораном «Поплавок» в море на сваях, стала местом общения столичного бомонда. Здесь любил играть на бильярде В. Маяковский, начинал свою трудовую деятельность И. Сельвинский. Для остальных курортников постепенно создавалась индустрия услуг: газированная вода с сиропом из стеклянных опрокинутых конусов, лотки с мороженым, фото на память в интерьере. Появились профессии «мачо» - курортных мальчиков, живущих за  счет желающих развлечься женщин,  а также «жестянщика» - взрослых мужчин, коллекционирующих летние любовные развлечения вместо брачных уз и семейных обязательств. Подобно термам в Древнем Риме, пляж и купание в море превратились в ритуал, место для знакомств и отдыха. Игра в мяч на обжигающем, прогретом солнцем песке и в море на мели, предполагала компанию сверстников, движение тел  давало выход энергии молодости.

Война жестоко вторглась в жизнь города-курорта. Брошенное отступающей Советской Армией, успевшей взорвать санатории и сжечь запасы продовольствия, частично расстрелянное на Красной Горке за поддержку Евпаторийского десанта, население Евпатории весной 44-го с ликованием встретило освободителей. Благодаря героям-мальчишкам удалось спасти от подрыва заложенных фугасов гортеатр. В пустующие без хозяев квартиры  поселяли офицеров расквартированных в городе воинских частей и уволенных в запас. В уцелевших здравницах создали госпитали, в которых работали врачи, имевшие за плечами опыт военно-полевой хирургии. В городе сложилась послевоенная интеллигенция, способная защитить нравственные принципы победившего в жестокой войне многонационального народа.

Война оставила следы и на береговой полосе Евпатории. Ряды свай бывшей нефтебазы и ресторана «Поплавок», развалившаяся на части турецкая баржа на мысу у погранпоста (территория детского санатория РККА-МО), часть обрушенной каменной стены у бывших Морских ванн, другие камни и ржавые «железки» были объектами повышенного внимания мальчишек в послевоенные годы. Ведь там весной, в обжигающей руки воде, можно было добыть каменных крабов, засучив по локоть рукав школьной формы из синей фланели. А летом самодельным сачком из марли наловить креветок для рыбалки с  причала, где, для баловства, подразнить бычков, подводя крючок на нитке прямо к пасти. При этом нередко из засады выскакивала и хватала наживку противная на вид и сопливая на ощупь морская собачка - повзрослевшая морская царевна, рассматривать которых так  любили девочки за их яркую раскраску и симпатичные рожки на голове.

В утренние часы, когда остывшая за ночь земля держит прохладу у берега, закрытого от лучей восходящего солнца городскими строениями и деревьями, мелководье похоже на аквариум, в котором сквозь гладь прозрачной воды можно наблюдать за жизнью обитателей морского дна. Для этого необходимо усилие войти в остывшую за ночь воду, преодолев глубину у берега, добраться до песчаной мели, где снуют деловитые отшельники с ракушками на спине, сорвавшись стремительно уходят вглубь  глосики, песчаные крабы суетливо закапываются в песок. Ближе к берегу таят в себе неожиданности лежащие на песке отдельные камни, изъеденные морскими червями (неирис) и ракушками, поросшие зеленой травой. Стоит их перевернуть и, сквозь муть поднятого завихрениями воды песка, успеть заметить добычу - каменного краба.

Мелководный залив в районе морпорта в самом центре Евпатории закрытый для посещения курортниками, безлюдный и с чистейшим мелким песком, был тем местом, где после трудового дня могли окунуться местные жители, где качались на волнах шестивесельные ялы мореходной школы, где ставили на якоря в послевоенные годы  катера с полотняными тентами от солнца, перевозившие пассажиров на внешний рейд для посадки на лайнеры скоростной линии «Одесса - Батуми», где базировались крашеные зеленой краской фелюги рыбколхоза «Красные каски», возвращавшиеся с уловом камбалы - калкана после  переборки сетей в ставках, Их мерный стук мотора наряду с вымпелом на мачте издали свидетельствовал о рыбацкой удаче. Считалось  за честь помочь рыбакам с разгрузкой улова, а в качестве платы за труд получить несколько скарпен и даже диковинного морского петуха.

Центром порта, очевидно, служил пирс на сваях из мореного дуба, поросших изумрудными водорослями. Стоило пересечь границу света и тени под пирсом, как ты оказывался в другом сумрачном мире, где в основании каждой из свай (только нырнуть!) тебя ждал сюрприз: каменный краб, обрывок лески с крючками и грузилом,  рыба-игла или морской конек. Это было время, когда пиво разливали по стеклянным кружкам, а мороженое отпускали в вафельные стаканчики. И в море не было столько хлама из пластика, стекла и бумаги, которые годами не в силах переработать крутые частые волны зимнего норд-веста.

Песок на пляже дарил зимой евпаторийским мальчишкам свои сокровища в виде монет, которые обронили курортники летом или бросили перед отъездом в море на счастье. Иногда удавалось на рассвете собрать намытые волнами за ночь монеты общим достоинством на рубль и более. Как редкая удача, находить серебряный полтинник, золотое обручальное кольцо или сережку. Наметанный глаз издали угадывал на омывающем частыми крутыми волнами обрывистом откосе темные пятачки монет, которые тут же зачищались от ржавчины мокрым песком между стертыми до боли большим и указательным пальцами руки. Иногда сквозь патину проступал щит в руках рабочего на монетах никелевого сплава или герб СССР с надписью на латунной  мелочи довоенной чеканки.

Более древние крупные медные монеты  с арабской вязью турецкого султаната попадали в оборот из кладов и захоронений. Они ценились как биты при игре в «цок-отлёт», когда точным щелчком о стену каменного забора тяжелая монета посылалась в сторону сложенной пирамидкой  мелочи. Попадание давало право ведущему выигрывать разлетевшиеся по земле монеты, которые при точном щелчке ребром биты по краю с подскоком переворачивались другой стороной. В случае неудачи, следующий игрок старался своей битой попасть в оставшиеся  или «зашкурить» их, то есть коснуться пальцами руки от  биты до ближайшей монеты. Результат обычно оспаривался остальными участниками. «Карамить», то есть прибегать к различного рода ухищрениям, не разрешалось. В жарких спорах о пределах дозволенного рождалась этика поведения улицы, когда старший по возрасту и физически более сильный пацан был вынужден уступать общественному мнению.

Навыки в поиске денег на песке пригодились спустя много лет, когда после ночного ливня ранним летним утром я потащил за собой еще не успевшую проснуться дочь на раскопки Керкинитиды в детский санаторий  Минобороны. Пробитый крупными каплями песок на дне раскопок явил нам свои сокровища в виде глиняных лаковых черепков, литой по форме тыквы стеклянной бусины со следами перламутровой краски, а также бронзовой монеты - стрелки. Можно себе представить сколько берега отвоевало море за 2500 лет, если основания  стен древнего города располагались на глубине не менее двух метров!

Ежегодно, в марте, поверхность городских пляжей, боронили лошадьми, собирая в кучи, выброшенные на берег зимними штормами бурые водоросли и морские камни. Ближе к отделявшему пляж от набережной парапету, сквозь слой песка, прогретого лучами весеннего солнца, пробивались ростки брошенных курортниками арбузных семечек и косточек персиков, абрикосов, слив и вишен. Выкопанная из песка косточка с двумя листочками, посаженная в почву, давала уже через три года первый урожай прекрасных черешен.

Встречи восхода солнца на Золотом пляже таили в себе элемент неожиданности. На внешнем рейде часто можно было видеть белые лайнеры, связывавшие в детском воображении Евпаторию с остальным миром. По числу мачт и труб определяли их названия: «Грузия», «Петродворец», «Адмирал Нахимов» и, конечно, флагман флотилии «Россия». Позднее, на смену им пришли построенные в послевоенное время скоростной дизель-электроход «Украина», и другие, способные швартоваться к новому бетонному причалу в порту.  Изредка, ранней весной, в море можно было увидеть тральщик и даже всю Черноморскую эскадру, проводившую учения в  Каркинитском заливе. С замиранием сердца мальчишки наводили на резкость трофейные бинокли своих отцов, чтобы разглядеть вооружение, флаги, спуск шлюпки на воду и подъем якоря.

Редкие осенние ураганы прочищали дно залива, ломая в щепки деревянные настилы причалов для прогулочных катеров. Огромные валы, желтые от поднятого со дна песка, вместе с обломками скал из ракушняка порой выбрасывали на берег старой набережной глиняные трубки английских моряков с затонувших во время высадки десанта судов, а также артиллерийский порох в виде макарон на пляж Морских ванн. Это породило игру в рулетку среди мальчишек приморских улиц: один из них поджигал порошину и бросал её под ноги. Со свистом, вертясь и подскакивая, такая «игрушка» улетала за пределы живого круга и неслась по улице пока не догорала где-нибудь в куче осенних листьев. Трусом признавался тот, кто в ужасе убегал от неё. Родители, зная об этом, жестоко наказывали участников, что придавало забаве особый интерес.

Летние ливни и редкие штормы также вносили разнообразие в уличную жизнь. Случалось, что волны накатом перехлестывали за парапет набережной. Морская вода смешивалась с несущимися навстречу потоками городской грязи. Из досок сооружались плоты, на которых, отталкиваясь шестами, мальчики отправлялись в «дальние путешествия» к островкам сохранившейся суши.

В короткие зимние дни, на уединенном пляже Морских ванн, вдали от милиции и родительских глаз, устраивали дуэль. Щитами служили повернутые на борт чугунные ванны, расположенные на расстоянии полета камня, брошенного детской рукой. Дразня друг друга всеми известными и выдуманными на ходу ругательствами, старались спровоцировать врага к активным действиям - бросить камень в твою крепость. О попадании свидетельствовал резкий звук, резонировавший в объеме ванны. Бывали и ранения, о чем свидетельствует шрам на моем виске.

Весной, обычно в выходные дни, мальчишки послевоенного поколения скрытно строили на пляже «штаб» в виде уединенного, закрытого от ветра и дождя блиндажа. Для чего использовались топчаны, которые на зиму оттаскивали подальше от морских волн. Такое сооружение могло простоять незамеченным несколько дней. Пока его не разрушали мальчишки с соседней улицы или отдыхающие санатория »Ударник» не превращали в укромное место для распития спиртного или игры в карты на интерес. 

До каких высот достигала детская фантазия можно судить по любимой городской шпаной пляжной игре в «милиционера и картежников». Обычно ведущим назначался приезжий курортный мальчик, желающий, чтобы его приняли в компанию сверстников. На песке скоренько выкладывалась куча детского дерьма, прикрытая широкими листьями шелковицы. Играющие  садились вокруг, азартно бросая листья на кучу, имитирующую колоду карт. Ведущий в роли милиционера должен был схватить карты как улику и затем поймать одного из картежников, разбежавшихся по пляжу при его появлении. Чем больше прыти выказывал «милиционер», тем сильнее было его разочарование. По тому, как сохранял свое мужское достоинство новенький, принималось решение - свой или чужой.

Летом жизнь города, заполненного курортниками и отдыхающими с детьми, сосредотачивалась на пляже днем и набережной вечером. Оставить верхнюю одежду и обувь в привычном месте на песке и пойти купаться считалось обычным делом. Время оценивали по солнцу и уточняли по радио, которое ежечасно сообщало сводку погоды на пляже и давало рекомендации о времени пребывания в воде и на солнце для разных категорий больных. Но у мальчишек были свои критерии - купаться, пока дрожь не охватит все тело до судорог в ногах. После чего, распластавшись на горячем песке, лежать с закрытыми глазами, чувствуя, как постепенно тело  впитывает тепло для следующего захода в море. Это потом, став взрослыми, мы узнали о целебном действии морских и солнечных ванн, получившем научное определение «талассотерапия».

Прогретое на глубину в несколько метров море и степь, раскаленная днем и остывающая за ночь, обуславливют действие береговых ветров - сухого ночного, пропитанного запахом трав, и влажного дневного, несущего прохладу моря. Поднятая им к полудню  волна в заливе обычно не превышает 3-х баллов, а кучевые облака во второй половине дня собираются над степью, где проливаются коротким дождем либо тают к вечеру.

Пляж предоставлял широкие возможности для проявления как индивидуальных черт так и коллективных действий. Если кому-либо удавалось уговорить родителей обновить тюлевые занавески, устраивалась коллективная рыбалка на песчаной отмели. Для чего участок песчаного берега с заходом в воду очищался от камней и стайки мальков натянутым тюлевым полотном выдавливались из воды. Занятие находилось для каждого: одни уходили в разведку, другие пугали рыбу, заставляя её двигаться к центру полотна, в то время как самые рослые тащили его к берегу, натянув ткань одной рукой ко дну, а другой наверх. Для чего на глубоких участках дна приходилось погружаться в воду с головой. Уха поедалась во дворе  всеми участниками рыбацкой артели.

С появлением китайских фонариков на круглых батарейках, стало возможным наблюдать ночных обитателей морского дна. Сфокусированный луч света, направленный вдоль берега по поверхности, порою вспугивал стайку спящих сарганов, прыжки которых представляли собой сказочное зрелище и нередко  заканчивались на берегу. В тихий летний вечер с мостика в свете можно было видеть темные силуэты ставрид и концом удилища выловить всплывшего к поверхности морского конька.

Пляж являлся природным стадионом для самых разнообразных спортивных состязаний. По кромке берега, разбрызгивая воду, устраивались забеги на короткие дистанции. При коллективном купании нередко кто-либо бросал клич «до буйка, кто первый?». Большой популярностью пользовалась известная игра «в вышибалы», когда двое, перебрасывая мяч, стараются попасть в остальных, расположенных между ними. Если игра происходила на мелководье, играющие могли спрятаться от мяча под водой, а ведущие послать мяч рикошетом от поверхности воды.

Встав в круг на раскаленном песке, играли в волейбол. Потерявшие пас усаживались в центре круга. Их следовало выбить ударом мяча. Но если кому-либо из наказанных удавалось перехватить пас или поймать мяч в момент удара, то он получал право вернуться в игру.

Когда собиралась большая компания, играли в «слоника». Самые крепкие, положив руки на плечи друг другу, служили опорой пирамиды, на которую в прыжке наседали остальные, пока пирамида не заваливалась под тяжестью тел. Бывало, на пляже проводили тренировки студенты городского спортивного техникума. На зависть мальчишкам они ходили по песку на руках, делали сальто с разбега и прыгали через «козла». Это когда самый крепкий вставал согнувшись, упираясь руками в колени, а остальные прыгали через него. Сделав удачный прыжок, следующий участник вставал следом. И так до тех пор, пока прыгающий не застревал на удлинившемся живом «коне».

Повзрослев, стали выбираться с Золотого Пляжа на трамвае до Мойнак и дальше пешком через заросли маслин к развалинам «Гелиоса». Такой поход занимал целый день. Поэтому с собой брали замоченное в уксусе мясо для шашлыка, сухое вино, овощи, и хлеб. Костер разводили из обломанных сухих веток, а также сушняка, выброшенного морем. В поисках его шли по берегу в сторону Чайки. Когда плечи начинали обгорать под солнцем, отправлялись купаться, поражаясь чистоте песка и разнообразию обитателей мели. Всюду можно было видеть ракоотшельников, поймать проворного песчаного краба, который забавно пытался зарыться в песок и больно щипал своей острой клешней палец или ладонь. Острым зрением заметить стремительно удаляющегося по прямой глосика или похожего на него малька морской лисицы. Иногда удавалось запомнить то место, где  рыбка зарылась в песок, и накрыть её ладонью. В отдельные годы на берегу попадались обглоданные крабами и чайками дельфины. Говорили, что дельфины теряли ориентацию и выбрасывались на берег из-за паразитов, поселившихся в их мозгу.

На пляж Ракушечного Поля можно было дойти с южного трамвайного кольца вдоль Симферопольского шоссе, по которому изредка проезжали машины, связывающие Евпаторию со столицей полуострова и Южным берегом Крыма. По другую сторону железной дороги, проложенной вдоль берега, начинался Сасык - самое большое соленое озеро Крыма. На развалинах довоенного Сольпрома грелись на солнце ящерицы, а на удаленных песчаных косах, поросших скудной травой, гнездились чайки, кулики - шелоклювки и бегали шустрые птенцы  большой земляной утки - галогаза.

На сваях разрушенного причала нефтебазы рвали мидии. Самые крупные росли у дна. Ныряли с открытыми глазами и привязанной к поясу авоськой. Острые края створок ракушек резали ладони до крови, но это становилось заметным уже на берегу - теплая соленая вода притупляла боль.

Бабушка моих друзей, евпаторийка из понтийских греков, готовила плов из мидий по оригинальному рецепту: поджаренные в масле лук и морковь бросались в отваренный рис и на дно отпускались очищенные с поверхности живые мидии, которые в кипящей воде раскрывались а бурлящий рис забивался между створками. Блюдо считалось готовым, когда  на дне кастрюли оставались одни ракушки. Кстати, есть такое блюдо удобно, используя створку в качестве ложки, только бы не порезать язык.

Первая попытка заглянуть в море была с помощью противогаза, размеры которого не соответствовали детскому лицу. Но за те считанные секунды, когда вода заливала нос и глаза, удалось разглядеть удивительно четкое песчаное дно и пескарей на нем. Воодушевленные этим открытием, мальчишки стали вырезать и клеить самодельные маски из толстой пористой резины с овальными стеклами, обкусанными с помощью ножниц под водой, что уменьшало их растрескивание. Плавать с такой маской в море практически было нельзя, зато можно было разглядывать, как сквозь увеличительное стекло, мелкие ракушки в песке и рыбок на дне тазика.

Шоком для детского сознания, воспитанного в духе патриотизма, послужил набор для подводного плавания из белой эластичной резины у девушки Жоржеты, приехавшей из рабочего пригорода Парижа навестить мать - легендарную радистку - разведчицу с позывным «Альба-Регия», фронтовой судьбе которой был посвящен одноименный фильм. По удивительному совпадению, в квартале от её дома в санатории «Ударник» свыше ста лет растет старейшее дерево Евпатории - тополь с тем же названием.

Мальчишки послевоенного поколения с завистью провожали взглядами пограничные наряды, совершавшие ежедневный обход пляжей в поисках следов нарушителей государственной границы. Иногда волны выбрасывали на берег диковинные подушечки с порохом в пластмассовой оболочке, резиновые баллоны от колес и прочие предметы, в которых детская фантазия усматривала признаки диверсионной деятельности потенциального врага. Став старше, собирались поздним вечером на топчанах послушать зарубежную эстраду. На требование пограничника освободить пляж мы предлагали в качестве отступного домашнее вино из грелки с трубкой и еще теплые пирожки с мясом, переданные через форточку девчатами ночной смены из ресторана «Золотой пляж» в обмен на гроздья исчезнувшего нынче удивительно вкусного чернокрымского винограда…

«Не зная прошлого, невозможно понять подлинный смысл настоящего и цели будущего», сказал М.Горький. Береговая полоса с песчаными пляжами, в сочетании с уникальными природными особенностями Евпатории, окруженной морем, степью и лиманами, несомненно, является градообразующим фактором, определяющим настоящее Евпатории как курорта. В рамках государственной программы по созданию всесоюзной детской здравницы были созданы прекрасные условия для оздоровления детей. Этот, накопленный трудами нескольких поколений евпаторийцев, санаторно-курортный потенциал в последние десятилетия был не только сохранен, но и существенно расширен. На базе комплекса «Юный ленинец» создан национальный центр реабилитации инвалидов и подготовки спортсменов – параолимпийцев. Спортивный комплекс «Арена-Крым», располагающий футбольными полями европейского уровня, предоставляет услуги для проведения учебно-тренировочных сборов национальных сборных. В разработке новое направление лечения разнообразными по свойствам минеральными водами из евпаторийских недр. Стихийная застройка частными мини-гостиницами и пансионатами  с целью расширения возможностей по размещению отдыхающих взята  властями под контроль и обеспечивается развитием инфраструктуры города-курорта, получившего европейскую популярность.

Над будущим города-курорта и всего Северо-Западного Крыма нависли   угрозы глобального ухудшения экологической обстановки. Повсеместно идет накопление твердых бытовых отходов. Если в былые годы волны во время шторма выбрасывали на берег морскую траву - камку, которой местные жители набивали матрацы и утепляли чердаки, то теперь береговая линия замусорена пластмассой в виде ПЭТ бутылок и пленок ПВХ, которые тяжелее морской воды и скапливаются на дне. А злые зимние ветры выдувают со стихийных свалок обрывки более легких пленок из ПЭНД и ПП, которые зависают на ветвях деревьев лесополос вдоль дорог, создавая неприглядную картину. Планы индустриализации Северо-Запада, один страшнее другого, давно будоражат умы политиков. Ради создания крупного порта Мирный для вывоза зерна с юга Украины был срыт перешеек, отделявший от моря соленое озеро Донузлав. Это послужило началом дноуглубительных работ с выемкой песка для продажи, которые продолжаются и по сей день, оголяя скальное дно по всему побережью до Евпатории. Желающие увеличить объемы продаж песка, подтолкнули президента на подписание плана строительства южнее Сак самого большого на Черном море глубоководного порта для торговых операций с Китаем. Тот факт, что саму гавань глубиной 25 м собираются вырыть на месте целебного озера Кызыл-Яр, не должно вводить в заблуждение общественность. Ведь для захода в порт современных крупнотоннажных судов придется организовать фарватер не меньшей глубины, куда будет скатываться  песок со всего мелководного Каламитского залива. А береговую полосу укреплять от волн, вызванных проходящими судами. Не меньшую тревогу вызывает план привлечения Китая для выращивания зерновых в крымских степях с использованием приемов интенсивного земледелия. Велика опасность, что на смену пшенице твердых сортов, идущей на экспорт в Италию для производства спагетти, придет соя и ГМО - кукуруза. Что станет, в перспективе, с городом-курортом, лишенным остатков песка на морском берегу, в котором отдыхающие вместо целебного воздуха с запахами степных трав будут вдыхать химию с полей и питаться сомнительного качества продуктами? Мне, выросшему на берегу моря в древнем городе высокой культуры, хочется чтобы мои внучки также смогли получить в Евпатории лучшие условия в детстве для старта в самостоятельную взрослую жизнь.

Олег Луцук


Комментарии: Одноклассники
       Группа сайтов
       Новости и анонсы

28.03.17: С 1 апреля вы можете приобрести новую книгу И.М. Слепкан "История семьи - история города"...

17.03.17: Евпторийскому писателю, лауреату Дувановской премии Александру Николаевичу Стома сегодня 90 лет! С Днем Рождения, Александр Николаевич!

05.02.17: В Евпатории снимают кино... Несколько фото с реконструкторами

30.01.17: В предверии 73-й годовщины со дня гибели Героя Советского Союза Н.А. Токарева размещены уникальные кинокадры с процессии перезахоронения Героя

19.01.17: Для регистрации заполните форму на соответствующей странице

17.01.17: В Евпатории создана Общественная организация "Историко-просветительское общество "Клио"

Сайт по истории Евпатории теперь доступен и по адресу история-евпатории.рф

Хочу извиниться перед всеми, кто прислал свои материалы, и они еще не опубликованы. К сожалению, не успеваю выкладывать материалы сразу. По мере обработки, обязательно, все присланные материалы будут опубликованы.

В Евпатории еще остались артефакты советской, а иногда и дореволюционной эпохи. Для создания на сайте раздела, посвященного этой теме, прошу евпаторийцев присылать свои фото таких артефактов, а если нет возможности сфотографировать, то адрес, где это находится. В Севастополе это собирают ТАК

29.05.08: открылся мой сайт по истории Евпатории

Информационные партнеры -
Краеведческий музей
Центральная Библиотека
"История Царского села"
"Памятники и скульптуры"

 

   
Ключевые слова:
Евпатория; История; Керкинитида; Гезлев; 'Золотой Пляж' - эссе Олега Луцука
При размещении материала, взятого с сайта "История Евпатории", активная гиперссылка на сайт обязательна
При использовании фотографий, взятых с сайта "История Евпатории", запрещено удаление водяных знаков с адресом сайта
История Евпатории от Керкинитиды через Гезлев к Евпатории. История в людях и судьбах. Почетные евпаторийцы. Рассказы очевидцев