Школьные годы в Евпатории
      Истории в судьбах
      Сильные духом. Евпаторийцы
      Известные люди в Евпатории
      Почетные граждане Евпатории
      История национального вопроса

Программа создания Крымской татаро-украинской автономии

Предлагаю Вашему вниманию статью-программу по созданию в Крыму Крымской татаро-украинской автономии, написанную одним из создателей объединения "Трезуб" им. С. Бандеры. Статья датирована 27.10.2005 г. и размещена на сайте этого объединения. Моей целью не стоит разжигание межнациональной розни в Крыму, но ви́дение будущего Крыма в том виде, в каком оно изложено в этой статье мне не приемлемо. Выводы из статьи пусть каждый делает для себя самостоятельно...

Так же считаю не приемлемыми обвинения в мой адрес в розжигании межнациональной розни - не я писал эту статью, а один из лидеров украинских националистов. Ваши замечания и возражения направляйте украинским националистам (автор статьи уже на том свете), а не мне.

Русский перевод этой статьи сделан с помощью программы, я не являюсь автором этого перевода.

 

КРЫМСКИЙ УЗЕЛ

За нашу и вашу свободу!

Крым в своем нынешнем состоянии является миной замедленного действия под суверенитетом и даже самой государственностью Украины. Дестабилизирующими здесь есть факторы внешние (прежде всего русская имперская политика и мусульманский фундаментализм) и внутренние (отсутствие конструктивной политики центральной власти, своеволия местной власти, деятельность пророссийской пятой колонны, закономерная радикализация крымских татар, подневольный статус украинцев, смешивания прав россиян Крыма как национального меньшинства с их бывшими правами колонизаторов, полная зависимость других национальных меньшинств от промосковских олигархически-криминальных сил и тому подобное).

После виборов-2004 подчеркнута неукраинская кадровая политика новой власти, сохранения антиукраинской (денационализаторской и космополитической) политики в сфере образования, культуры, массовой информации и тому подобное и многочисленные заявления руководства государства с реверансами в сторону русской общины и Москвы активизировали антиукраинские силы в целой Украине. Резкий всплеск в деятельности русской пятой колонны наблюдается в последнее время в Крыму, что, в сочетании с экономическим давлением России, свидетельствует об усилении имперской политики Москвы относительно Украины. Не исключено намерение поставить Украину перед совершенным фактом крымского сепаратизма по образцу Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии и тому подобное. Потом "братская" Москва будет "помогать" Украине решить эту проблему..

А пока что правящая в Крыму антиукраинская клика убедительно продемонстрировала, что Крым является украинским только де-юре, но никоим образом не де-факто, что никакого вмешательства в дела своей вотчины она не потерпит, что русская колонизация Крыма продолжается. Грубо вытеснив назначенного Президентом В.Ющенко премьера, который, к тому же, проявил полную государственно-созидательную несостоятельность, прибегнув не к политическим, а исключительно к административным мероприятиям, направленным на перераспределение собственности, она сформировала правительство автономии на свое усмотрение и этим самым дала понять руководству Украины, кто в действительности является полновластным хозяином Крыма. А организацией массированного протеста "общества" против открытия в Крыму украинской школы и широкомасштабной акцией уничтожения украинских надписей на дорожных знаках русская пятая колонна показала и свою силу, и свое влияние на местную русскую и украинскую общину, и полное отсутствие в Крыму организованных государственнических сил, которые бы могли быть опорой какой-то проукраинской политики Киева (если бы такая вдруг появилась).

Не может успокаивать и нынешняя немногочисленнось и политическая пассивность фундаменталистских структур в Крыму: их активизация неминуема - при условии затягивания с решением проблем крымских татар и отсутствия перспективной программы политического самоутверждения этого народа в рамках украинской государственности. Поэтому вопрос стоит так: или крымские татары откроют для себя историческую перспективу через немедленное включение в процесс украинского национального создания государства, или их неминуемо втянут в политику мусульманского фундаментализма.

Однако определяющими все же есть внутренние дестабилизирующие факторы, и именно на них в первую очередь должно быть сосредоточенное внимание украинских политиков, поскольку, во-первых, мы не можем влиять на политику Москвы или фундаменталистов, зато можем влиять на ситуацию в Крыму; во-вторых, только эффективная украинская внутренняя политика может и должна парализовать губительные внешнеполитические влияния.

Основным дестабилизирующим фактором в Крыму является положение крымских татар.

До сих пор крымская политика Киева сводилась к всегда запоздалому и всегда половинчатому решению проблем, связанных с репатриацией крымско-татарского народа (места поселения, жилища, возвращения имущества, земля и тому подобное). При этом руководство государства или сознательно игнорирует, или действительно не осознает, что проблемы репатриации в принципе не могут быть решены вне контекста трех других и полностью игнорируемых проблем крымских татар: их национального возрождения, государственного самоутверждения и органического вписывания в украинское общество. И именно это является детонатором политической мины замедленного действия под стабильностью и государственным суверенитетом Украины.

Однако за все годы независимости Украины официальный Киев так и не сумел или не захотел отработать программу решения крымских проблем, в частности проблемы крымско-татарского народа.

Напрасно надеяться на такую программу и от лишенной любых государственно-созидательных и политических идей новой власти. Причины следующие. Во-первых, в составе властной команды нет ни одного политика, а есть только исполняющие обязанности политиков узкие специалисты, одинаково далекие и от продуцирования политических идей и программ, и от осознания необходимости таких, и от методики использования имеющихся и создания соответствующих политических ситуаций для реализации собственных замыслов. Во-вторых, она поглощена исключительно проблемами собственного выживания, поскольку обреченная безнадежно дергаться в тенетах унаследованной от предшественников и собственной предвыборной социально-экономической демагогии и коррупционных скандалов, к тому же над ней нависает меч дамокла мошеннической политреформы. В-третьих, сама власть развязать крымский узел не способная, а стать консолидирующим фактором для заинтересованных конструктивных политических сил не может, потому что своей привычкой выполнять собственные обещания и обязательства "с точностью до наоборот" довела свою ненадежность.

Наши "красные" всех оттенков кровно заинтересованные в сохранении Крыма как промосковско-реваншистского заповедника, поскольку имеют здесь надежную политическую опору и стабильную электоральную базу - в отличие от остальной территории Украины, где они отступают под натиском не лучших от них, но другой "масти" конкурентов, которые намного эффективнее их используют методику создания иллюзии "социальной защиты трудящихся".

Ожидать какого-то конструктива от наших "центристов" не придется: они никогда не имели и не могут иметь каких-то перспективных политических идей, а если бы имели, то не были бы центристами. Суть центризма (в Европе его еще называют "политическое болото") как раз в том и заключается, чтобы, учитывая отсутствие собственных идей и программ, выживать на противостоянии "левых" и "правых", которых центристы попеременно поддерживают. Причем эта поддержка всегда частична: если поддерживается идея, то делаются предостережения относительно путей ее реализации; если поддерживается определенный проект, то критикуется его кадровое обеспечение; если выгодно поддержать какого-то лидера, то отмечается не на его программе, а на позитивных личных качествах и тому подобное. То есть всегда остается место для маневра, чтобы уклониться от возможной критики и ответственности. Звездным временем для наших центристов была "оранжевая революция", когда они "конструктивно" заигрывали с фаворитами и откровенно подыгрывали более сильному, выражая сердечные сожаления более слабому. Их крымская "политика", как и украинская в целом, сводится к публичным поискам компромисса между грабителями и ограбленными. Правда, голосуют они таки за те законы, какие выгодные грабителям.

Национально-демократический политикум успешно спекулирует все годы независимости на бедах крымских татар, выбрав не очень оригинальную, но действенную тактику "Хочется - не можется". Перед каждыми выборами они демонстрируют свою незаурядную обеспокоенность проблемами крымско-татарского народа и готовность таки решить их, а после выборов разводят руками: хотели, мол, но вон те, плохие, не дали.. И это срабатывает: каждый раз крымские татары голосуют таки за них. Конечно, крымско-татарские политики не в восторге от такой "политики": ведь это именно им придется после каждых выборов оправдываться за обманутые надежды перед своими соплеменниками. Однако других политических партнеров в украинском политикуме в них нет, то же выбирать не придется: на безрыбье и рак - рыба. Эта неэффективность и бесперспективность такого типа проукраинской ориентации создает благоприятную почву для радикализации крымско-татарской среды и распространения в нем фундаменталистских идей.

Ситуация усложняется тем, что ни власть, ни украинский политикум до сих пор не сделали ничего для организации и активизации украинской общины в Крыму. Более того, часть украинцев полуострова находится под воздействием промосковськой пятой колонны и солидаризуется с явно антиукраинскими силами в их противодействии справедливым и законным требованиям крымских татар.

Свою позицию относительно крымской политики Украины мы, Всеукраинская организация "Трезуб" имени Степана Бандери, изложили в нашей "Программе реализации украинской национальной идеи в процессе создания" (2003, 2005) государства, в частности в разделе 20 под названием "Крымские татары":

"Неотложного и особенного решения требует проблема репатриации, национального возрождения, государственного самоутверждения и вписывания в украинское общество крымско-татарского народа.

Для нас, украинских националистов, исходными и определяющими по этому делу есть следующие положения. Крымские татары вне Украины не имеют своей национальной метрополии. Украинская земля - их единственная и родная земля, из которой они были насильственно депортированы имперкоммунистическим режимом, а потому имеют право на возвращение в родной край. В Украине крымские татары - не национальное меньшинство, а коренное население этой части украинской земли, на которой они стали нацией. Только в Украине крымские татары могут сосредоточиться как народ и позаботиться о своем всестороннем национальном возрождении, государственном самоутверждении и гарантировании своего будущего.

Для нас национальные права крымско-татарского народа, его стремления к собственной национальной государственности являются естественными, неопровержимыми и бездискутивними. Это стремление может быть реализовано: а) только на территории Украины; б) только под флагом украинской национальной идеи и в рамках украинского национального государства; в) только с участием и помощью украинской нации; г) только в форме Крымской татаро-украинськой автономии.

Всякие попытки проигнорировать или отложить крымско-татарскую проблему или решать ее без украинцев или вопреки украинским национальным интересам неминуемо обернутся новыми бедами - и для украинцев, и для крымских татар, и для представителей национальных меньшинств, прежде всего тех, которые проживают в Крыму.

Неотложным считаем:

1. Всесторонне способствовать на государственном и местном уровне репатриации крымских татар на родную землю.

2. Добиваться от Российской Федерации, которая объявила себя наследницей СССР, возместить крымским татарам материальные и моральные убытки, нанесенные депортацией.

3. Создать постоянно действующую полномочную комиссию депутатов Верховной Рады, представителей Правительства, местной власти в Крыму и органов самоуправления крымско-татарского народа, которая не реже одного раза в месяц проводила бы заседание в Крыму и оперативно разрешала проблемы, которые возникают в связи с репатриацией.

4. Признать крымских татар коренным народом Украины.

5. Ликвидировать антиконституционную территориальную Крымскую Автономную Республику.

6. Создать Крымскую татаро-украинскую автономию.

7. Должность главы автономии должна быть конституционно закреплена за представителем крымско-татарского народа, одного его заместителя - за представителем украинского общества, другого - за представителем от координационного совета объединений национальных меньшинств в Крыму.

8. Треть мест в законодательно-представительском органе автономии должна быть закреплена за избранниками от крымских татар, треть - за украинцами, треть - за представителями национальных меньшинств, которые стоят на позициях украинской государственности и независимости. Так же должны быть разделенные мандаты депутатов Верховной Рады от Крыма.

9. Одним из заместителей Председателя Верховной Рады, Председателя Верховного Суда, Премьер-министра и Председателя Конституционного Суда Украины должны быть крымские татары.

10. Государственным языком в Крыму должен быть украинский язык.

11. Языками официального общения в Автономии должны быть украинский и крымско-татарский. Государственные служащие и служащие местных органов самоуправления должны владеть украинским и крымско-татарским языками.

12. Преподавание в высших и средних специальных заведениях Крыма должно вестись украинским языком. На факультетах и отделениях, где готовятся специалисты по крымско-татарскому языку, литературе, истории, культуре и тому подобное, преподавание этих предметов ведется на крымско-татарском языке.

13. В высших учебных заведениях Крыма и академических учреждениях Украины должны быть созданные кафедры, отделения, аспирантуры и докторантуры для научного исследования крымско-татарского языка, литературы, истории, культуры и тому подобное и факультеты для подготовки соответствующих специалистов высшей квалификации.

14. В Крыму не может быть других средних школ, кроме украинских и украинско-татарских. Для представителей национальных меньшинств в местожительствах компактного их проживания и за по желанию должны быть созданы начальные школы (классы) с преподаванием родным языком, обязательным изучением государственного языка и добровольные факультативы для овладения крымско-татарским языком. В средних школах могут создаваться классы для углубленного изучения учениками из национальных меньшинств родного языка.

15. Международные контакты Крымская татаро-украинськая автономия осуществляет через МИД Украины".

Однако политический зондаж украинской общественной мысли и контакты с разными объединениями крымских татар показали, что есть потребность в дополнительных объяснениях позиции и планов нашей Организации относительно крымско-татарского народа и крымских проблем в целом.

Мы рассматриваем крымские проблемы исключительно с позиций украинского национализма. И не потому, что не хотим, не можем или не имеем права анализировать их по-другому. Нам известны разные точки зрения на проблемы Крыма, но только националистический подход, основанный на национально-экзистенциальной методологии политического анализа и прогнозирования, дает и объективную картину нынешней ситуации, и ее реальный генезис, и такие адекватные и ответственные решения, которые, решая нынешние проблемы, не порождают новых, еще более сложных. Из других - не националистических - позиций найти такие решения просто невозможно.

Да, определяющим и для крымских татар, и для украинцев есть вопрос об определении статуса крымских татар: это коренной народ или просто одно из национальных меньшинств в Украине? Ответ на этот вопрос предопределяет и способ решения всех других проблем.

Немало украинцев хотело бы видеть в крымских татарах только национальное меньшинство. Их главный аргумент: татары - это кочевники, которые когда-то войной пришли в Крым из восточных степей и осели на территории Украины (Крым и Северное Причерноморье). А раз так, то они здесь - национальное меньшинство. И их проблемы следует разрешать в контексте прав других национальных меньшинств. Признав их коренным народом, мы, мол, тем же провоцируем на такое же признание своих россиян, поляков, мадьяров, румын, греков и др.

В такой позиции немало патриотизма, то есть национальных чувств, но мало понимания, национального сознания, то есть национализма. Стать на такую точку зрения - это значит отказаться от принципа исторической справедливости, оспорить неотъемлемое право крымских татар быть нацией, провоцировать их на сепаратизм, подталкивать их к поиску союзников во внеукраинских и даже антиукраинских центрах.

Поучительной здесь есть аналогия с евреями и палестинцами. Почему евреи в 40-х годах ХХ века создали свое государство именно в Палестине - через два тысячелетия после рассеяния по мирам? Ведь они появились здесь кочевниками, разделенными на племена (двенадцать колен), их ареалом была Аравийская пустыня, а потому странным кажется, на первый взгляд, их стремление именно в Палестину (бывшую Ханаану). Но к появлению в Ханаане евреи имели только биографии, родословные и прошлое племен. В Ханаане же они состоялись как народ: укоренились в эту землю, осели, создали постоянные поселения и свое первое государство, именно здесь начинается их история. И потому только в Палестине они - коренной народ. Ситуация на Ближнем Востоке усложняется как раз тем, что на одной территории есть два коренных семитских народа - евреи и арабы-палестинцы, которые тоже стали народом и положили начало своей истории именно здесь. И любая попытка отрицать или проигнорировать это, отобрать у какого-то из них естественное право коренного народа на создание собственного государства на этой земле неминуемо ведет к резкому сопротивлению, к затяжной борьбе, даже к крови. Что и видим.

Так же и для крымских татар Украина является тем единственным местом в мире, где они могут рассчитывать на собственную государственность.

А вот ссылка на возможные государственнические претензии национальных меньшинств в Украине - безосновательные: и россияне, и поляки, и другие имеют вне Украины свои государства, которые гарантируют своим народам историческую перспективу. А это значит, что национальные меньшинства не могут претендовать на создание в Украине своих государственнических образований.

Не может быть аргументом против признания крымских татар и тот факт, что в прошлом они веками воевали с украинцами. С поляками мы воевали не меньше и тоже - не на территории Польши. Но как раз эти реки пролитой крови - это то горькое наследство наших предков, которое и предостерегает от повторения прошлого, и поучает, что вражда между народами-соседями никогда не идет на пользу им, а только третьей стороне. И нынешние добрососедские взаимоотношения между Украиной и Польшей - это заслуга не только нынешнего поколения, но и наших предков, чья кровь предостерегает нас от ошибочного пути. Но не только кровь. Вспомним далеко не исключительный факт: почему-то даже рьяный, непобедимый и беспощадный не только к врагам, но и к национальным отступникам кошевой Иван Сирко не использовал благоприятный момент, чтобы напасть на обессиленный страшной засухой Крым, а послал туда целые валки с продуктами и фуражом. Это была помощь не врагам, а соседям: мужчина думал о будущем.

Мы, националисты, не только безоговорочно признаем крымских татар коренным народом Украины - мы считаем своей обязанностью последовательно отстаивать их права, которые выплывают из этого. Потому что нельзя быть националистом "только для себя": право каждой нации на полноценное существование для националиста - священное. Оно никогда не было и не может быть для нас предметом дискуссии: дискутировать можно и надо только о путях, формах и методах реализации этого права. Тем более, что в то же время идет речь о будущем Украины.

Еще один постулат, который должен быть утвержден в общественном сознании: развязать крымский узел можно только общими силами украинцев и крымских татар в рамках украинского национального государства. Крымские татары не добьются ничего, если будут действовать самостоятельно или, тем более, вопреки украинским национальным интересам. Украинцы никогда не смогут сделать Крым органической частью Украины, если проигнорируют проблематику крымских татар или, тем более, будут противодействовать ее справедливому решению. История и требует, и в то же время дает нам уникальный шанс - стать народами-побратимами, и мы не можем по-страусячьему уклониться от этого вызова истории, не смеем потерять этот шанс.

Сейчас крымские татары и крымские украинцы находятся в том же статусе в Крыму, что и украинцы в Государстве Украина: их государственнические права коренного народа не узаконены, они не имеют права на государственные гарантии своего национального сохранения, на родной земле ими руководят чужестранцы, к тому же не избранные, а назначенные, демократией они могут пользоваться только в таких пределах, как аборигены США или Австралии, то есть могут участвовать в выборах и выбирать лучших или худших, но это никак не может повлиять на их положение, потому что эти избранники - или чужие, или денационализированные, или бесправные в решении проблем своего народа.

Качественно изменить ситуацию в пользу обоих народов можно только путем реализации украинской национальной идеи - то есть в украинском национальном государстве с всеохватывающей системой национального народовластия. Вне этого судьбоносные проблемы украинцев и крымских татар не имеют решения: насаждаемая в Украине уже полтора десятилетия космополитическая "демократия" американского образца гарантирует этим двум народам на их родной земле только перспективу более-менее цивилизованной резервации. И это - не просто риторическая фигура запугивания. Украинцам, например, уже установили "оптимальный" лимит численности: крестьян хватит и 2 миллиона, а всего населения "достаточно" (достаточно для чего?) 30 миллионов.

Поэтому украинцы и крымские татары просто обречены на общую борьбу за украинское национальное государство. И лозунги "За нашу и вашу свободу"!, "Свобода или смерть"!, "В своей хате своя и правда, и сила, и воля"!, "Вы не даете нам жить - мы не дадим вам господствовать"! должны стать категорическими императивами мышления, морали и общественного поведения каждого украинца и каждого крымского татарина. На наш взгляд, эти общие действия должны конкретизироваться в борьбе за Крымскую татаро-украинскую автономию.

Этот фундаментальный в нашей концепции тезис воспринимается неоднозначно, а потому требует уточнения.

Власть - и центральная, и крымская - не собирается изменять status quo: у нас, мол, уже есть крымская автономия, и все проблемы следует разрешать в ее рамках, а ваше предложение - это раздувание огня национальных противостояний в Крыму.

Часть украинцев настораживает, во-первых, сама автономия, во-вторых, почему "татаро-украинская", а не наоборот.

Некоторые крымско-татарские политики считают, что идея татаро-украинской автономии противоречит декларации о государственном суверенитете, провозглашенном крымскими татарами еще при имперокоммунистическом режиме в 1991 году, а некоторые украинские политики даже "по-дружески" советуют крымским татарам отзывать эту декларацию как таковую, что мешает им разрешать крымско-татарские проблемы.

Наши аргументы следующие.

1. Нынешняя Автономная республика Крым - это образование территориальное, антиконституционное, антиукраинское и провокационное.

Во-первых, почему именно Крым должен быть автономной территорией? Это автономия кого-чего, от кого-чего и для кого-чего? До сих пор никто не дал ответ на эти вопросы, потому что никакой объективно-правовой мотивации здесь не существует. Ни одно государство мира не позволяет на своей земле таких территориальных, а фактически - сепаратистских образований. Это только имперская Россия ликвидирует сейчас национальные автономии, превращая их путем объединения с русскими областями в чисто территориальных, чтобы таким способом сделать невозможными национально-освободительные движения.

Во-вторых, это образование антиконституционное: в качестве государственно-созидательного субъекта здесь выступает не народ, а территория, которая является правовым нонсенсом. Кроме того, создание АРК никак не согласовано с конституционным тезисом об унитарности Государства Украина.

В-третьих, это образование явно антиукраинское, как и антитатарское: украинцы и крымские татары здесь находятся на положении бесправных национальных меньшинств; власть - в руках промосковской пятой колонны, для успокоения аппетитов которой и была созданная АРК.

В-четвертых, это образование провокационное, потому что стимулирует антиукраинские силы к демонтажу украинской государственности путем ее территориально-экономической федерализации. И это не просто слова, Украина еще не опомнилась от волны промосковского сепаратизма на выборах-2004, а уже Партия Регионов опять собирается разыграть карту федерализма на выборах-2006.

2. Почему "Крымская"? Крым - единственный регион Украины, где, во-первых, на одной территории проживают сразу два коренных народа с правом своей государственности на ней; во-вторых, где украинское население представляет меньшинство. Именно эти два основных фактора выделяют Крым среди других административно-территориальных единиц и дают основания для создания на полуострове особенного - "крымского" субгосударственного образования в рамках украинского государства для решения его специфической проблематики.

3. Почему "автономия"? Это понятие не совсем точно отображает сущность проекта, поскольку имеет оттенок политической сепарации, пусть и частичной. Поэтому желательно найти более точное соответствие, которое подчеркивало бы политическое единство двух этносов. Но так или иначе, а это образование должно быть выделенным среди нынешних областей по двум причинам. Во-первых, организация общественной жизни в условиях реализации государственнических прав двух народов здесь будет существенно отличаться от организации общественной жизни на остальной территории Украины, где такой проблемы нет. Во-вторых, есть проблемы Крыма, которые можно и надо решить сразу и теперь, но будут и проблемы сожительства двух коренных народов, к тому же в среде численных национальных меньшинств, и их оперативное и справедливое решение возможно только на основе законов Украины, но в рамках Автономии, когда регион будет иметь не просто большие права, чем нынешние области, но и права другие и специфически отличающиеся от общих.

Предостережения, что от этого Украина перестанет быть унитарным государством, не выдерживают критики: она уже такой не является, потому что имеет АРК. Предостережения, что Украина превратится в федеральное государство, не выдерживают критики: она уже такой является, потому что имеет АРК. Предостережения, что создание КТУА вызовет волну сепаратизма, не выдерживают критики: волну сепаратизма вызывал во время выборов-2004 и вызывает сейчас как раз пример АРК - именно потому, что это территориальное, а не двухнациональное образование коренных народов, которым должна быть КТУА. Творить государство в любой форме - это право коренных наций, а не территорий.

4. Почему "татаро-украинская", а не наоборот или просто "татарская"? Название должно отображать суть и цель проекта, а неправильно сформулированное название может перечеркнуть весь проект. Именно поэтому эта Автономия не может быть очерчена как "татарская": это не отвечает сути замысла, противоречит двухнациональному характеру проекта и сразу мобилизирует активное и мотивируемое сопротивление. Прежде всего - со стороны украинцев, которые будут видеть здесь сепаратизм, угрозу территориальной целостности государства, угрозу фундаменталистской экспансии и тому подобное. Подарком это станет и для промосковской пятой колонны в Крыму, которой будет легко мобилизировать русскую общину против попыток создать на полуострове татарское государство, которым будут руководить уже не они, а сами татары. Против такой Автономии выступят Запад и Россия, опять же мотивируя это угрозой распространения фундаментализма и видя в этом опасный прецедент. Самому создавать себе препятствия, чтобы потом их героически преодолевать, - это плохая политика.

Эта Автономия не может быть "украинско-татарской", потому что это опять же искажало бы суть проекта, которая заключается как раз в том, чтобы это образование прежде всего стало единственно возможной формой государственного самоутверждения крымско-татарского народа в пределах украинского государства. Выражение "татаро-украинская" подчеркивает это. А наличие слова "украинская" гарантирует украинцам, что эта Автономия не является сепаратистской и что они будут ее сотворцами. Такое очерчивание - максимально допустимый компромисс со стороны украинцев: все другие варианты названия Автономии не решают проблем нынешних и генерируют новые. Украинцы в своем государстве могут делиться властью, но не могут отказываться от власти, потому что иначе потеряют не только власть, но и государство.

5. Кажется нецелесообразным конкретизировать, хотя бы на начальном этапе, и само понятие "автономия" - область или республика. Во-первых, это не принципиально. Во-вторых, "область" - это маловато, когда говорится о государственнических стремлениях крымских татар, а "республика" - это тревожно для украинцев. В-третьих, КТУА должна стать качественно новым и по сути, и по форме, и по функциям административно-территориальным образованием - общим взносом крымских татар и украинцев в мировой опыт решения подобных государственно-созидательных проблем. И это образование может не укладываться в рамки традиционной области или классической республики - это новация, для которой следует искать новые, но природосоответственные для обоих народов формы и названия, а не втискивать ее в прокрустово ложе существующих политических схем и моделей. Весь смысл КТУА в том, что это двухнациональное политическое образование, крымско-татарская составляющая которого является единственно возможной формой государственности этого народа, а украинская составляющая делает это образование органической частью украинского государства и этим снимает и угрозу, и саму потребность федерализации Украины.

Что же касается "советов" отменить крымско-татарскую декларацию 1991 года о государственном суверенитете, направленную, кстати, против тогдашних посягательств московских империалистов на Крым, то только политический дилетант может такое советовать и только политический самоубийца может такой совет выполнять. От этой декларации не надо отказываться - ее надо немедленно претворять в жизнь. А с наибольшей полнотой она может быть реализована только в форме Крымской татаро-украинской автономии.

Принципиальным считаем пункт 7 о структуре руководства Автономии. Только конституционное закрепление должности главы КТУА за представителем крымско-татарского народа может быть и знаком, и гарантией того, что это образование является действительно реализацией государственного самоутверждения крымских татар и выразителем их национальных интересов. Должность заместителя-украинца гарантирует, что руководство Автономии будет действовать в рамках политики украинского государства и с учетом интересов украинцев Крыма как партнеров и соратников по делу государственного строительства в Крыму. Должность заместителя - представителя от координационного совета объединений национальных меньшинств, которые стоят на позициях украинской государственности, станет гарантией учета их интересов в Автономии. Объединения, которые под видом защиты национальных интересов своих соплеменников в действительности отстаивают свои права оккупантов и колонизаторов, должны быть запрещены.

Есть существенное расхождение в нынешней политике меджлиса и нашими предложениями относительно формирования законодательно-представительской власти в Автономии. Сейчас руководство крымско-татарского народа добивается процентного представительства крымских татар в Верховной Раде Крыма - исходя из процента крымских татар среди населения Крыма (приблизительно 17%).

Такое требование процентного представительства было бы оправдано и целесообразно, если бы шла речь о гражданском праве украинцев в Украине, которые представляют здесь абсолютное большинство. Отсутствие такого требования в программах наших "украинских" партий повлекло после выборов-2004 парадоксально-трагикомическую ситуацию: Президент В.Ющенко сформировал руководство государства практически только из представителей национальных меньшинств, "забыв" об украинцах. После отставки правительства Ю.Тимошенко эта ситуация стала просто анекдотической - через экзотическую для Украины национальность нового Премьера. Это действительно смешно, но вовсе не весело: сейчас Украина - единое государство в мире (если не считать полиэтничных, "эмигрантских" США, Австралии и Канады), в руководстве которой фактически не представлен коренной народ, который представляет почти 80% населения страны. Нужны ли еще какие-то аргументы в подтверждение безгосударственности, подневольности и бесправности украинской нации на родной земле?

Процентное же требование меджлиса есть и справедливое, и законное, и его действительно надо добиваться, а не мириться с преступной дискриминацией по национальному признаку. Но при этом следует учитывать, что даже реализация этого требования никак не разрешает ни проблему государственного самоутверждения крымских татар, ни надлежащую защиту их интересов в условиях космополитической демократии с ее абсолютизацией прав механического большинства.

Именно поэтому мы предлагаем качественно другой, национально-пропорциональный подход, за которым в законодательно-представительском органе будущей Автономии треть мандатов должна быть закреплена за представителями крымских татар, треть - за украинцами, треть - за представителями национальных меньшинств, которые стоят на позициях украинской государственности. Только при таком подходе можно гарантировать сбалансированность интересов трех основных групп населения Крыма в деятельности этого органа. И только при таком подходе крымские татары и украинцы будут просто обречены на взаимовыгодное ежедневное сотрудничество. По этому же принципу целесообразно распределять мандаты депутатов Верховной Рады от автономии.

Однако для того, чтобы Крым не превращался в своеобразную резервацию, чтобы крымские проблемы не были только проблемами Автономии, чтобы крымские татары чувствовали себя творцами собственной государственности и сотворцами украинского национального государства, а украинцы имели твердую гарантию нерушимой целостности своего государства, - перечисленных выше мероприятий маловато. Нужно узаконенное представительство крымских татар в высших органах государства, что мы в общем изложили в п. 9. Мы считаем целесообразным, чтобы одним из заместителей Председателя Верховной Рады Украины, Председателя Верховного Суда, Премьер-министра, Председателя Конституционного Суда, Генерального прокурора, руководителей МВД и СБУ, в конечном итоге, каждого министра были крымские татары.

Тем украинским патриотам, для которых это предложение кажется чрезмерным и чем-то опасным, советую более основательно ознакомиться с нынешним состоянием дел. Странно и подозрительно, что фактическое отсутствие украинцев на ключевых должностях в государственных органах Украины они считают нормальным и не протестуют, а перспективу представительства крымских татар в наших институтах власти расценивают как угрожающую для Украины. Если они так панически боятся чрезвычайно перспективного укрепления украинско-татарских связей, то о чьих же интересах им в действительности идет речь?

А вот для части крымских татар неприемлемым кажется пункт 10: "Государственным языком в Крыму должен быть украинский язык". То, что фактически государственным языком там русский, они воспринимают как должное и тоже не протестуют. А вот против нашего предложения протестуют. Здесь опять имеем дело со странным проявлением бездумного максимализма псевдо-патриотической логики.

В качестве государственного языка в Крыму они предлагают татарский. Интересно только, какими аргументами они собираются побуждать украинцев, россиян и русскоязычных представителей других меньшинств Крыма выучить татарский язык? А может, это должно быть только "государственный" язык какого-то татарского гетто? Тогда где и как именно они собираются его создавать и кто на такое согласится? Понимают ли эти люди, что такими требованиями они просто перечеркивают право своего народа на существование?

В следующем, 11-ом пункте мы говорим о том, что в будущей Автономии языками официального общения должны быть украинский и крымско-татарский и что все служащие должны владеть обоими этими языками. Мы убеждены в справедливости такого требования. Украинец может не изучать крымско-татарский язык, и никто не смеет вынуждать его к этому. Но если он хочет быть правительственным чиновником на территории Крыма, то должен знать этот язык. Или - отказаться от своих честолюбивых планов. Потому что никто не может руководить крымскими татарами на их родной земле, если не знает их языка. Это только колонизаторы в колониях могли править, не зная языка колонизируемых.

Понятно, что не идет речь о немедленном внедрении этой нормы: для этого следует подготовить соответствующую почву. Но и планировать свое будущее в пределах еще оккупационных законов и традиций было бы идиотизмом.

Крым - территория Украины, а на всей территории украинского государства государственным может быть только украинский язык. Это - право коренного народа, именем которого называется государство, и это - мировая практика. И в этом государстве украинцу больше не придется переходить на чужой язык, заходя в любое правительственное учреждение, в учебное заведение, в магазин и тому подобное. Все граждане Украины, в том числе и те, которые проживают в Крыму, должны знать украинский язык. В конечном итоге, без такого знания человек не может стать (быть ли) гражданином украинского государства. Поэтому выступать против государственности украинского языка в Крыму - безнадежное и вредное дело.

Интересно, что ни со стороны крымских татар, ни со стороны украинцев мы не услышали ни одного предостережения относительно пп. 12 и 13, где говорится о подведении образовательно-интеллектуальной базы под процессы национального возрождения и развития крымско-татарского народа. И это - добрый и обнадеживающий знак.

Зато п. 14 вызывал злобную реакцию в некоторых газетах промосковской пятой колонны в Крыму. Что же такое неприемлемое увидели они в наших предложениях?

Мы считаем нормальным и необходимым, чтобы система образования, где формируется мировоззрение граждан Украины, была под государственным контролем и влиянием. Нынешняя практика существования еще оккупационных русскоязычных учебных заведений для русификации украинцев и создания на территории Украины новейших янычарских корпусов, которые работают по программам государств-спонсоров и готовят из украинцев или кадры для колонизации Украины, или образованных рабов западной индустрии, являются позорными и преступными. Школы в Украине должны быть украинскими.

А отсюда - и первый принцип нашей образовательной политики в Крыму: "У Крыма не могут быть других средних школ, кроме украинских и украинско-татарских". Это значит, что украинцы и крымские татары в КТУА должны иметь все возможности для приобретения среднего образования на родном языке: это их государство, и власть обязана сделать эту возможность реальностью.

Принцип второй: "Для представителей национальных меньшинств в местожительствах компактного их проживания и по их желанию должны быть созданы начальные школы (классы) с преподаванием на родном языке, обязательным изучением государственного языка и факультативы для овладения крымско-татарским языком".

Если не спутывать претензию колонизаторов и право национальных меньшинств, то этот подход к начальному образованию детей представителей национальных меньшинств не должен вызывать псевдо-патриотическую истерику ни с одной стороны. Потому что нормальным и полезным для детей есть начальное обучение на родном языке. Таким же является и овладение государственным языком, который дети слышат с экранов телевидения, по радио, на улице и тому подобное. Таким же является овладение ими крымско-татарского языка, который они слышат от своих друзей, одноклассников, друзей по общим играм и тому подобное. Конечно, можно превратить это предложение в детскую муку, вынуждая первоклассников зазубривать десятки неизвестных слов, грамматику и правила правописания, чтобы вызывать отвращение и ненависть к этим языкам: нет такой идеи, которую бы нельзя было осквернить неумным воплощением. Но сейчас мы говорим не о педагогическом идиотизме, а о государственной политике в отрасли образования. А она должна учитывать и права и возможности детей, и интересы и возможности государства.

Кое-кого из крымских татар не удовлетворяет, что их язык в Автономии должен был бы изучаться представителями других этносов не обязательно, а факультативно. А теперь она как изучается? Вот же. Но есть и более весомые аргументы. Представители национальных меньшинств в Крыму являются гражданами Украины, а не Крыма. Как и все граждане, они обязаны знать государственный язык - без этого государство не может гарантировать им нормальной жизни на своей территории, а они не смогут должным образом и в полном объеме исполнять свои гражданские обязанности. (Кстати, как раз последнего никак не могут осознать и воспринять люди с мышлением колонизаторов: им дикой кажется даже мысль о том, что у них, кроме привычных прав завоевателя, есть еще и какие-то обязанности перед "этими местными" и их государством.) Знание государственного, украинского языка гарантирует каждому гражданину свободное общение на всей территории Украины, в том числе - и в Крыму. Всякие дополнительные языковые требования были бы и чрезмерными, и противозаконными. Но если представитель какого-то национального меньшинства планирует будущее своего ребенка дальновидно, если он допускает для нее перспективу государственной службы в Крыму, то он, конечно, позаботится, чтобы его ребенок выучил и крымско-татарский язык. Для этого надо создать надлежащие условия и стимулы, но к этому нельзя вынуждать. Такое принуждение окажется вредным для всех.

Принцип третий: "В средних школах могут создаваться классы для углубленного изучения учениками из национальных меньшинств родного языка". Поскольку никаких предостережений относительно этого мы не услышали, то и комментировать это предложение нет смысла.

А ожесточение у колонизаторов и реваншистов этот пункт вызывал потому, что его реализация положила бы конец нынешней системе денационализации и русификации украинцев, крымских татар и нерусских национальных меньшинств в Крыму.

Не вызывал предостережений и п. 15: "Международные контакты Крымская татаро-украинская автономия осуществляет через МИД Украины".

Однако есть ряд предостережений, которые мешают восприятию общей для обоих народов идеологии государственного строительства в Крыму и которые следует развеять. Часть из них возникла из-за того, что наши предложения относительно проблем крымских татар изложены не только в разделе "Крымские татары", но и в других разделах Программы, которые остались вне поля зрения наших оппонентов, прежде всего из числа крымских татар.

Да, в разделе "Религиозно-конфессиональная политика" стоит обратить внимание на п.1: "Государство должно способствовать религиозному воспитанию и полноте религиозной жизни всех своих граждан: страшен не тот, кто имеет другую веру, а тот, у кого за душой нет ничего святого". А п.11 непосредственно касается крымских татар: "Особенное внимание следует уделить духовному возрождению и обеспечению полноты религиозной жизни крымско-татарского народа. Уцелевшие культовые сооружения должны быть возвращены религиозному объединению крымских татар. Государство должно финансировать реставрацию и ремонт существующих и строительство новых культовых и вспомогательных сооружений. Учитывая материальные трудности репатриантов, а также то, какое значение имеет для мусульман хадж, в бюджете Крыма должны быть предусмотрены средства на покрытие хотя бы 50 % дорожных расходов паломников".

Здесь стоит прибавить следующее. Конечно, мы знаем, что в Украине живет около полутора миллионов мусульман и что материальное положение большинства из них так же жалко, как и большинства украинских граждан. А потому государство, конечно же, должно бы помогать и им. Но мы выделяем как приоритетные именно потребности мусульман Крыма, поскольку бандитская депортация, неблагоприятные обстоятельства репатриации, борьба за выживание в условиях противодействия местной власти и враждебности других групп населения, - все это лишает крымских татар возможности самостоятельно нормализовать свою жизнь, в том числе и религиозную.

Однако сущностным в нашей религиозной политике является другое. Мы исходим из того, что иудеев, христиан и мусульман объединяет общая вера в единственного Бога. Вот, для примера, как это выражено в Коране (цитирую Суру 2, 59 (62) в переводе акад. И.Ю. Крачковского): " Поистине, те, которые уверовали, и те, кто обратились в иудейство, и христиане, и сабии, которые уверовали в Аллаха и в последний день и творили благое, - им их награда у Господа их, нет над ними страха, и не будут они печальны” (Москва, „Раритет”, 1990). Аналогичные мысли находим и в Торе (Ветхом Завете), и в Евангелии (Новом Завете). Поэтому для действительно верующих людей разных вероисповеданий никакой непреодолимой пропасти между этими религиями в действительности не существует. И именно это должно быть главным и определяющим - краеугольным камнем в наших и религиозных, и светских взаимоотношениях. Иначе мы и в дальнейшем будем заложниками разных сверхинтерпретаций и откровенных подделок Писания.

Каждая отдельная религия - это специфическая форма выражения этой веры, в которой то же Божественное Учение о необходимости духовного и морального совершенствования, человекотворения и человеческого сожительства по законам Бога выражается в разных, естественных и доступных для людей отдельных культур проявлениях. Каждая из этих религий - это разные пути к одной цели: к Богу. Путь к Богу сближает и сплачивает людей - и в пределах одной религии, и верующих разных религий. У лишенных веры (безбожников), у противников веры в Бога (атеистов) и в поверхностно верующих этот мощнейший из всех фактор единения людей и народов отсутствует.

Каждый обряд, культово-ритуальные и регулятивно-нормативные предписания каждой религии - это не освященные Богом средства разграничения людей, а допущенные Богом специфические особенности, которые являются неминуемым результатом органического сочетания единственного вероучения с разными культурами. Использовать эти отличия для собственного самовозвеличивания, для противопоставления религий и для религиозного шовинизма - это грех перед Богом и преступление перед людьми: нельзя приуменьшать или игнорировать в вероучении божественное и абсолютизировать в нем человеческое. В вопросах веры мудрость заключается не в том, чтобы заметить очевидное и указать на отличное, а в том, чтобы находить сущностное и культивировать общее.

Движение в противоположном направлении - через нетерпимость к другим формам поклонения тому же единственному Богу, через создание в своей религии разных течений, конфессий, сект и тому подобное - это дела не Божьи, а человеческие. При таком подходе возникает подозрительность, ненависть и раздор, тогда становится врагом каждый, кто употребляет другое имя Бога, молится родным, а не чужим языком, крестится тремя, а не двумя пальцами, имеет крест не с тремя, а с одной перекладиной. И какой бы пылкой не была такая вера, с каким бы фанатизмом она не утверждалась, какой бы искренней не была ненависть к иноверцам и убежденность в своей правоте, но правда одна: это путь не к Богу, а от Бога.

У нас, христиан, иудеев и мусульман Украины, есть и общее, и отличное. Если все мы главным и определяющим в своих взаимоотношениях сделаем святое и общее для нас божественное, если совместными усилиями утвердим в государстве единственного законного хозяина - украинскую нацию, если вместе отстоим право крымских татар на их политическое самоутверждение в украинском государстве, если совместно будем заботиться о развитии государства, власть в которой будет заинтересована в единстве, а не как до сих пор, в раздоре своих граждан, - то и будем жить в мире и согласии: нормальные люди в нормальном государстве. "Нам всем здесь хватит места", - учил Степан Бандера. В ином случае мы обречены повторить, а возможно, и приумножить ошибки предыдущих поколений.

Кто-то скажет: такая религиозная гармония - это утопия. Нет, это полностью достижимая вещь, если не путать Бога с человеческим, грешное - с праведным, а религиозное - с политическим.

Что больше всего настораживает украинцев в решении проблемы крымских татар - так это возможность утверждения в Украине мусульманского фундаментализма. Наивные рассчитывают, что когда не допустить политического самоутверждения крымских татар, то удастся избежать угрозы фундаментализма. Они не осознают, что именно нерешенность политических, а за ними и всех других проблем этого народа как раз и порождает реальную угрозу того, что внешние силы постараются навязать крымским татарам идеологию какой-то из течений мусульманского фундаментализма.

Крымско-татарский народ, особенно его руководство, сейчас действительно на распутье: или и дальше нищенствовать и выжидать милостей от космополитически-олигархической власти и сочувственных, но политически несостоятельных руховцев; или заручиться поддержкой международных фундаменталистских центров, что фактически значит стать безвольной пешкой в их кровавых играх и решать уже не свои, а их проблемы; или прислушиваться к призыву украинских националистов и включиться в общую борьбу за украинское национальное государство и национально-государственное самоутверждение крымско-татарского народа в форме Крымской татаро-украинской автономии.

Мы твердо убеждены: спасительной и перспективной для крымских татар, как и для украинцев, есть только идеология национализма. Если крымские татары идейной основой своих политических усилий сделают не национально-государственный, а религиозно-конфессиональный фактор, - они обречены на политическую "глупую бесконечность": каждый раз будет появляться группа намного более "правильных" и более "святых" лидеров, которые внутренним раздором сделают невозможными успехи внешние. Примеры этого видим в Чечне и Афганистане, во многих других мусульманских странах, а особенно - в Ираке, где мусульмане-шииты и мусульмане-сунниты с большим энтузиазмом и рвением доказывают с помощью взрывчатки свое религиозное преимущество друг над другом, что дает возможность США до бесконечности затягивать оккупацию - пока какая-то из сторон не убедит другую в своей исключительной праведности.

Иммунитет от всякого религиозного фундаментализма - христианского, мусульманского, иудейского и тому подобное - дает только идеология национализма. Потому что только национализм учит реализовывать в политической практике Христову науку: "Отдайте кесарю кесарево, а Богу - Божье".

Конечно, мы далеки от мысли, что этот текст немедленно убедит всех и сделает нашими единомышленниками. Его задание другое: очертить нашу позицию, устранить хоть некоторые ошибочные стереотипы и предубеждения и указать на пути нашего религиозного понимания, национального сближения и политической консолидации.

Кроме того, наша Программа рассчитана не на создание какого-то татаро-украинского оазиса в Крыму, а на превращение нынешней неоколонии, которой фактически является сейчас Украина, в нормальное, полноценное, то есть национальное государство. Эти превращения будут осуществляться на всей территории Украины, в том числе и в Крыму, а потому касаются и крымско-татарского народа, в лице которого мы, националисты, видим нашего естественного соратника.

В нынешнем условно - "украинском" государстве украинцы и крымские татары - это "два одиночества": безгосударственные, а потому одинаково бесправные на родной, но не своей земле; законные хозяева страны, но жертвы внутренней оккупации с ее узаконенным неоколониальным беззаконием; взаимно необходимые себе для собственного самоутверждения, но отчужденные одна от другой. Мы предлагаем общую цель, общую идеологию, общую политическую программу, общую борьбу за реализацию законных прав обоих наших народов.

Вместе - победим!

И пусть поможет нам Бог!

Проводник ВО "Трезуб" им. С. Бандеры
полковник Василий ИВАНИШИН
27.10.2005

       Группа сайтов
       Новости и анонсы

28.03.17: С 1 апреля вы можете приобрести новую книгу И.М. Слепкан "История семьи - история города"...

17.03.17: Евпторийскому писателю, лауреату Дувановской премии Александру Николаевичу Стома сегодня 90 лет! С Днем Рождения, Александр Николаевич!

05.02.17: В Евпатории снимают кино... Несколько фото с реконструкторами

30.01.17: В предверии 73-й годовщины со дня гибели Героя Советского Союза Н.А. Токарева размещены уникальные кинокадры с процессии перезахоронения Героя

19.01.17: Для регистрации заполните форму на соответствующей странице

17.01.17: В Евпатории создана Общественная организация "Историко-просветительское общество "Клио"

Сайт по истории Евпатории теперь доступен и по адресу история-евпатории.рф

Хочу извиниться перед всеми, кто прислал свои материалы, и они еще не опубликованы. К сожалению, не успеваю выкладывать материалы сразу. По мере обработки, обязательно, все присланные материалы будут опубликованы.

В Евпатории еще остались артефакты советской, а иногда и дореволюционной эпохи. Для создания на сайте раздела, посвященного этой теме, прошу евпаторийцев присылать свои фото таких артефактов, а если нет возможности сфотографировать, то адрес, где это находится. В Севастополе это собирают ТАК

29.05.08: открылся мой сайт по истории Евпатории

Информационные партнеры -
Краеведческий музей
Центральная Библиотека
"История Царского села"
"Памятники и скульптуры"

 

   
Ключевые слова:
Евпатория; История; Керкинитида; Гезлев; Программа создания Крымской татаро-украинской автономии
При размещении материала, взятого с сайта "История Евпатории", активная гиперссылка на сайт обязательна
При использовании фотографий, взятых с сайта "История Евпатории", запрещено удаление водяных знаков с адресом сайта
История Евпатории от Керкинитиды через Гезлев к Евпатории. История в людях и судьбах. Почетные евпаторийцы. Рассказы очевидцев